Среда
03.03.2021
08:57
Приветствую Вас Гость
RSS
 
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СУДАКУ
Главная Регистрация Вход
ОБЩИЕ ЗНАНИЯ - Journey on Sudak / Путешествие по Судаку »
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Journey on Sudak / Путешествие по Судаку » The general / Общая » Вредные мужские привычки » ОБЩИЕ ЗНАНИЯ
ОБЩИЕ ЗНАНИЯ
ShedrinДата: Понедельник, 15.08.2011, 16:48 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2945
Статус: Offline
5 самых известных сигарных мифов


Хорошую сигару окружают не только клубы ароматного дыма, но и множество легенд, которыми она успела «обрасти» за долгие века своего существования.

Не слишком опытные курильщики часто принимают сигарные мифы за правила хорошего тона или даже за обязательные процедуры при курении сигары. Некоторые мифы мы попытаемся сегодня развенчать.

Миф 1. Перед тем как раскурить сигару, ее следует прогреть

Нередко можно видеть, как люди, перед тем как закурить, долго подогревают свою сигару. Держа ее в одной руке, другой они проводят под сигарой зажженной спичкой. Они вращают сигару и стараются равномерно прогреть всю ее поверхность. Любители этого процесса утверждают, что предварительное нагревание помогает полностью раскрыться вкусу и аромату сигары. Некоторые считают, что, «нагретая», она лучше и плавнее курится и вкус у такой сигары мягче.

Красивый миф, не правда ли? Все действительно кажется очень правдоподобным. Но нагревание сигары не улучшит ни вкус, ни аромат; оно даже не сделает курение более плавным. Единственное, чего можно добиться, тщательно подогревая каждый квадратный сантиметр сигарной поверхности, это – испортить сигару. Поднесем огонь на миллиметр ближе допустимого – и края покровных листьев начнут тлеть. Тление легко остановить, но вкус и аромат этой сигары будут испорчены.

Этот миф, как и любой другой, имеет вполне логичное историческое объяснение.

Сигара скручивается вручную: листья плотно прижимаются друг к другу, оборачиваются связующим листом и только затем «закатываются» в покровный лист. Раньше его приклеивали специальным клеем из астрагала, который подкрашивали цикорием. Естественно, эти примеси портили вкусовую и ароматическую гамму табака. Именно для того, чтобы улетучился неприятный запах астрагала, а также чтобы размягчить клей, сигару рекомендовалось немного прогреть над тлеющей лучиной. Все это делалось с риском окончательно испортить сигару, подпалив края покровных листьев. Но игра, на кону которой был превосходный, ничем не подпорченный вкус сигары, стоила свеч – как в прямом, так и в переносном смысле.

Сегодня используется другая техника заворачивания сигары, и скрутчики приклеивают только шапочку. Кроме того, изменился и клеящий материал.

На Кубе, например, это крахмал, смешанный с водой и табачной крошкой, а в Бразилии для приготовления клея используются особые водоросли агар-агар. Эти вещества не имеют ни запаха, ни вкуса, поэтому больше нет необходимости подогревать сигару перед курением. Тем не менее, многие курильщики продолжают эту традицию, рискуя испортить сигару и поддерживая миф о необходимости этой процедуры.

Миф 2. Если кончик сигары обмакнуть в коньяк, она станет ароматнее

«Сам сэр Уинстон Черчилль делал так, закуривая сигару!» – восклицают люди, которые верят в эту традицию. Они даже ощущают в смеси сигарного аромата и привкуса коньяка на кончике сигары что-то приятное. Почему? Да они просто не знают, что это – очередной миф, а Уинстон Черчилль макал кончик своих сигар в коньяк… по необходимости.

Дело в том, что Черчилль практически никогда не расставался с сигарой. Он закуривал первую сигару после завтрака, за чашечкой кофе, и оставлял последнюю сигару в пепельнице, выключая свет в своей спальне. За день сэр Уинстон Черчилль мог выкурить до 20 сигар не самого маленького формата! Разумеется, это приносило не только колоссальное удовольствие, но и целый ряд проблем. Например, Черчилля мучило постоянное раздражение на губах, вызванное маслами и смолами, которые содержатся в покровных листьях. Этот привкус приятен, когда в день выкуривается пара-тройка сигар, и он не держится долго. Но если сигара практически не вынимается изо рта, это может сильно раздражать.

Чтобы не отказывать себе в удовольствии курить в течение всего дня, сэр Уинстон Черчилль стал оборачивать кончик сигары в коричневую – под цвет сигары – бумажку. Разумеется, он делал это незаметно, чтобы никто не обратил внимания на странную привычку. Но тут Черчилль столкнулся еще с одной проблемой: вкус, который оставляла на губах бумага, был гораздо неприятнее привычного привкуса табачных листьев! Выход из ситуации был найден… в бокале с коньяком. Макая кончик сигары, обернутый в бумажку, Черчилль пропитывал ее жидкостью. Ощущать на губах привкус коньяка и чувствовать его легкий аромат было гораздо приятнее, чем мусолить шершавую бумажку и страдать от постоянного раздражения.

Не зная всех причин, которые побудили Черчилля макать кончик сигары в коньяк, ценители сигар и поклонники знаменитого англичанина переняли эту привычку, мотивировав свое решение тем, что это якобы улучшает вкус сигары. На самом же деле сигара ни в коем случае не должна иметь никаких прямых контактов с жидкостью. Даже самый дорогой коньяк только испортит вкус сигары, если обмакнуть в него ее кончик. Гораздо приятнее пить коньяк и одновременно курить сигару. Только смешивая коньячные и сигарные вкусы и ароматы во рту, вы получите настоящее наслаждение.

Миф 3. Лучшие сигары знойные мулатки скручивают на своих обнаженных бедрах

Это, пожалуй, самый красивый и самый распространенный миф. Вопреки легенде, скрутка сигар традиционно считалась мужской работой – чтобы хорошо, плотно скрутить сигару, нужны очень сильные кисти рук, а такой силой обладают лишь немногие женщины. На Кубе скрутчиками всегда были мужчины, первая женщина-скрутчица появилась на гаванской фабрике La Africana лишь в конце XVIII века. Кроме того, для скрутки сигары нужна твердая ровная поверхность, а бедро стройной мулатки имеет совсем другую конфигурацию.

Автором этого мифа считается Проспер Мериме. Собираясь написать свою «Кармен», французский писатель отправился в путешествие по Испании – чтобы получше узнать испанцев и понять их образ жизни. Будучи красивым, статным мужчиной, Мериме завел роман с молодой испанкой. А поскольку в такой религиозной стране, какой была Испания в XIX веке, внебрачные связи жестоко наказывались, любовникам приходилось тщательно скрывать свои отношения от посторонних глаз. Мериме снял маленькую комнату специально для встреч со своей любимой. Они приходили туда в разное время, и в разное время уходили. Им было чего остерегаться – к красавцу-французу были прикованы все взгляды.

Многие часы Мериме проводил в тесной комнатушке, ожидая, пока придет его подруга, и, дожидаясь возможности выйти после ее ухода. И все бы ничего – часы ожидания стоили времени, проведенного в любовных утехах с горячей испанкой, – но Мериме был заядлым курильщиком. Он обожал сигары и обычно покупал их каждый день. Проводя столько времени в тайной комнате, он не имел возможности пополнить свои сигарные запасы. Решение проблемы обнаружилось довольно скоро. Находчивая испанка покупала табачные листья и, отдыхая в постели после бурных любовных утех, крутила уставшему Мериме сигары на своих бедрах. В скрутке сигар испанка оказалась очень талантлива – они получались просто великолепными. Мериме выкуривал только что скрученную сигару, и все начиналось заново…

Это приключение произвело на писателя такое впечатление, что, вернувшись в Париж, он рассказал о нем всем своим друзьям. Через пару недель в Париже только и разговоров было что о лучших сигарах, которые крутят на своих прекрасных обнаженных бедрах горячие мулатки. Причем все забыли и про Мериме, и про его любовное приключение в Испании. А миф остался.

И все-таки подобное заблуждение возникло не на пустом месте. На сигарной фабрике есть участок despala, где удаляют из табачного листа главную жилку. У основания листа она достигает в диаметре нескольких миллиметров и ни в коем случае не должна попасть в начинку сигар: жилка будет мешать правильной тяге и испортит вкус. Как правило, на этом участке работают женщины-despalilladores. Каждый табачный лист они расправляют на колене и одним быстрым движением вырывают жилку. Отсюда, может быть, и пошло заблуждение, что сигары крутят на обнаженных женских бедрах. Увы, не крутят, а только вынимают жилку. И вовсе не на обнаженных бедрах, поскольку табачные листья очень хорошо впитывают пот и аромат будущей сигары от этого лучше не станет.

Случай с Мериме можно считать исключением – сигара, скрученная на бедре любимой женщины, была для него приятной вдвойне.

Миф 4. Чем темнее сигара, тем она крепче

Многие считают, что сигары с темным покровом традиционно крепче, чем светлые. Вопреки довольно распространенному мнению это не так.

Крепость сигары никоим образом не зависит от цвета покровного листа. Практика показывает, что сигары с почти черным покровным листом могут быть легкими, равно как и сигары со светлым покровом могут оказаться очень крепкими.

Цвет сигары зависит от сорта и типа покровного листа, который был использован при скрутке сигары. В мире традиционно различают шесть-семь цветов покровных листьев: от светло-зеленого до почти черного. А на Кубе, к примеру, специалисты выделяют почти семьдесят оттенков. Сорт покровного листа незначительно влияет на ее вкусовые качества и куда больше – на аромат. А крепость напрямую зависит от состава начинки.

Однако в темном покровном листе содержится гораздо больше, по сравнению о светлым, масел и смол, и во время курения на губах остается большее количество различных веществ, в том числе и никотина. Поэтому сигара с таким покровом и воспринимается крепкой.

Миф 5. Толщина и длина сигары влияют на ее крепость

Распространено убеждение, что любителям мягкого вкуса стоит курить длинные и тонкие сигары. На деле же все наоборот. Любителям мягкого вкуса и тонкого аромата, вопреки ошибочному убеждению, стоит выбирать сигары потолще. Дым в сигарах с большим диаметром имеет лучшие возможности для охлаждения – курение такой сигары будет более прохладным. В тонких сигарах дым охлаждается хуже и, как результат, при курении такая сигара оказывается острой и горячей. Длина же сигары вообще ничего не может сказать о ее крепости. По длине сигары мы можем судить только о времени курения – длине нашего удовольствия. Но уже в процессе курения мы замечаем, что, чем ближе горящий кончик сигары подбирается к нашим губам, тем горячее становится сигара. Это связано с тем, что, проходя меньшее расстояние, дым не успевает охладиться и немного «обжигает».

Миф 6. Сигара – элемент «буржуйского» образа жизни

Этот миф сложился в нашей стране на заре коммунистической эпохи и продержался почти до самого начала девяностых.

Враги советской власти – капиталисты и поработители рабочего класса – изображались на пропагандистских плакатах, которые распространяла советская идеологическая система, исключительно с сигарой в зубах. И народные массы, воспитанные на соцреалистических образах, думали, что сигара угнетает простого рабочего ничуть не меньше, чем ее хозяин в черном фраке.

В середине XX века этот миф вылился в странный парадокс. После победы кубинской революции в Советском Союзе появились сигары с братского Острова Свободы, их с радостью стали курить многие представители политической элиты. А народ продолжал воспринимать сигару как буржуазный шик западных деспотов.

Все уже вроде бы знали, что на Кубе сигары курят и Фидель Кастро, и Эрнесто Че Гевара, и даже простой рабочий Мануэль, который собирает табак на одной из плантаций Vuelta Abajo. И все же сигара воспринималась однозначно… и неверно.

В итоге мы, конечно, победили этот странный миф. Чтобы курить сигару, не обязательно быть Рокфеллером или издеваться над черными рабами. Надо просто любить жизнь и уметь ею наслаждаться.


 
ShedrinДата: Пятница, 23.09.2011, 14:39 | Сообщение # 2
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2945
Статус: Offline
Фальш-мажор


Назад в СССР

Во времена СССР фальшивок не было. «Гаваны» регулярно поставлялись по бартеру, и количество их было достаточным, чтобы удовлетворять хоть и не слишком большой, но стабильный спрос. После распада Советского Союза централизованное снабжение прекратилось, и какое-то время Россия жила на старых запасах. Когда они закончились, возник вакуум, который нужно было чем-то заполнить.

Предприимчивые люди сообразили, что поживиться можно на окраинах бывшей империи, ведь в советские времена поступающие с Кубы сигары распределялись по бывшим союзным республикам пропорционально населению, а не количеству курильщиков. Поэтому к моменту, когда в Москве и других крупных российских городах кубинские сигары были выкурены, резервы еще оставались, например, в республиках Средней Азии. Причем в больших количествах. Водители-дальнобойщики, возившие оттуда в Россию фрукты, на время переквалифицировались в поставщиков сигар. Нужно сказать им огромное спасибо, ибо они фактически спасали рынок, наполняя его полноценным товаром (иногда, правда, не слишком качественным по причине неправильного хранения и транспортировки, но эти сигары все равно были несравненно лучше, чем те подделки, которые появились чуть позже).

Так продолжалось еще полтора-два года. Когда же наконец были опустошены все табачные склады на территории бывшего СССР, на рынке возник реальный дефицит. Впрочем, в России в те годы в дефиците было все – и еда, и одежда, и сигары. Табачные продавцы обратились к кубинской диаспоре, та пообещала помочь.

Официально в Россию «гаваны» не поставлялись. Наступила эра фальшивых кубинских сигар.

Первая попытка

К сожалению, государственная кубинская компания Cubatabaco, занимавшаяся в то время распространением «гаван» в мире, вовремя не среагировала на изменение ситуации на российском рынке, не наладила дистрибуторскую сеть, поэтому все сто процентов сигар на рынке, которые назывались кубинскими, были фальшивыми. Не просто контрафактными, а именно грубыми подделками. Их возили кубинские студенты и российские военные.

Первая попытка спасти ситуацию была предпринята в 1993 году. Для этого из Гаваны приехал представитель Cubatabaco. Однако неудачный выбор партнеров, которые в борьбе друг с другом использовали криминальные методы, включая шантаж и похищения, вынудил его уехать.

В 1998 году, в качестве представителя совместного предприятия между испанской Tabacalera и кубинской Cubatabaco в Москву приехал Вилли Альверо. Они начали привозить хорошие сигары, создавать дистрибуторскую сеть. Через два года соотношение фальшивок и настоящих «гаван» было восемьдесят на двадцать процентов. Некоторые российские компании вели двойную игру. С одной стороны, поддерживали в борьбе за настоящие «гаваны», с другой – ввозили фальшивые сигары. Однако в итоге сейчас соотношение настоящих и поддельных сигар составляет приблизительно шестьдесят на сорок процентов или пятьдесят пять на сорок пять, то есть настоящих стало ненамного, но больше.

Отчасти этому способствовало введение акцизной марки, которая заметно осложнила ввоз фальшивок. Но сыграло свою роль и развитие культуры курения сигар. Проходят дегустации, семинары, издаются специализированные журналы. Курильщики (во всяком случае, в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах) стали более опытными, более требовательными. Они начали понимать, какими должны быть настоящие кубинские сигары. Выпускники школы Aficionado делятся знаниями с окружающими, несут информацию в массы. Сегодня большая часть тех, кто курит сигары, уже могут отличить настоящие сигары от фальшивок, могут определить сигары с дефектами и так далее. Просветительская работа и акцизные марки – основные факторы в борьбе с фальшивками.

Однако есть еще один фактор – регулярное снабжение. Как только возникают какие-то проблемы с поставками, сразу же увеличивается количество фальшивых сигар. Например, некоторое время в Россию не завозили Cohiba Robusto, одну из самых популярных сигар. Покупатель приходит в магазин раз, другой, но каждый раз получает отказ. Что делать продавцу? Он готов взять эти сигары у любого поставщика, только чтобы не отпугнуть покупателя. Даже в тех магазинах, где торгуют настоящими «гаванами», в период дефицита могут появиться подделки – таким образом владельцы решают проблемы со снабжением. Если в месте, где продавали настоящие сигары, появились фальшивки – значит, появились проблемы со снабжением. Если продавец принял решение торговать настоящими сигарами (из уважения к своим клиентам или из-за боязни попасться на фальшивках), обратно он вернется только в одном случае – если есть проблемы с поставками настоящих сигар. Это и происходит в последнее время.

История с географией

Фальшивые кубинские сигары появились еще до того, как возникли сигарные марки. Испанцы возили табак с Кубы в Севилью и там производили сигары. Англичане же привозили табак из Америки (из Пенсильвании, Коннектикута) и выдавали его за кубинский. С появлением брендов, выделением из них знаменитых изготовление подделок перешло на другой уровень – как качественный, так и количественный. Фальшивки в те далекие времена, как, впрочем, и сейчас, изготавливались в подпольных мастерских из худшего, чем оригиналы, табака – либо вообще некубинского, либо кубинского, но некачественного.

Сегодня фальшивые сигары, в том или ином количестве, присутствуют почти во всех странах. Самая неблагополучная ситуация, пожалуй, на Украине, в Бразилии и США – там еще хуже, чем в России. В США, например, продается 12-15 млн. фальшивок в год. При этом ежегодно в США, несмотря на эмбарго, официально поставляется 6 млн. настоящих «гаван» – для индейских резерваций на границе США и Канады. Индейцы сигар не курят, они любят трубки, поэтому все эти «гаваны» попадают на американский черный рынок. В Россию ввозится 1,6-1,7 млн. настоящих кубинских сигар и приблизительно 1,5 млн. фальшивых.

Всего же в мире каждый год продается около 100 млн. фальшивых кубинских сигар. При том что официально Куба производит около 100-110 млн. сигар класса премиум. Однако если в России все подделки родом с родины, Острова Свободы, то в других странах география иная. В Соединенных Штатах, скажем, многие фальшивки происходят из Мексики или Доминиканской Республики – там кубинские эмигранты крутят их из местного табака, а ленточки наклеивают кубинские. У них имеется вся атрибутика: литографии, коробки, висты, наклейки, штампы. Если бы этим занимались сами доминиканцы или мексиканцы, такого высокого уровня не получилось бы, а кубинцы отлично разбираются в тонкостях: какого цвета должен быть покров, на каком расстоянии следует приклеить бант, как правильно упаковать сигары в коробку и так далее. Я слышал также про цеха в Бейруте, Женеве – и везде работают кубинцы. Несколько лет назад существовала фабрика и в Подмосковье. Специализировалась она, впрочем, исключительно на упаковке. Привезенные с Кубы сигары там только обрезали по формату, складывали в коробки, наклеивали необходимые картинки и штампы. Кстати, и коробки делали там же – из фанерных почтовых посылок.

Фальшивки: как это делается

Подробнее остановимся на том, как появляются фальшивые «гаваны» у себя на родине.

Самый простой и наименее организованный вариант – когда сигары изготавливают по домам. Обычно работают семьями: женщины крутят сигары, мужчины упаковывают, дети следят за появлением полиции. Таким производителям не нужно заботиться о качестве: главные их клиенты – туристы, которых они больше никогда не увидят (как, впрочем, и туристы их). Поэтому в ход идет любое сырье – неферментированный табак, пальмовые листья, иногда даже газеты. Естественно, качественного сырья у таких горе-производителей не хватает. Вынести с фабрики несколько листьев в день, конечно, можно, но большого бизнеса на этом не сделаешь.

Где же взять сырье в нужном количестве? На плантациях. Воровать с государственных полей опасно, они охраняются, поэтому приходится искать частного поставщика. Заранее договариваются с фермером, живущим недалеко от Гаваны, тот засаживает огород табаком, а в нужное время курьер приезжает за сырьем. Причем собрать листья следует до того, как они созреют, потому что в период сбора урожая плантацию может посетить с проверкой специальный инспектор, чтобы оценить качество табака. А так фермер спишет потери на дождь, ветер или другие обстоятельства. Мол, все давно погибло, собирать нечего.

Чтобы забрать этот недозревший урожай, несколько мелких подпольных производителей сигар объединяются и нанимают туристический микроавтобус с красными номерами (такие машины сдаются в аренду иностранцам, и их, как правило, полиция не останавливает). На переднее сиденье садится человек, похожий на иностранца, и отправляется за товаром.

Сушат табак дома, например, под кроватью. Ферментации как таковой не происходит, в лучшем случае – недельку подержат в ведре на кухне. Из такого сырья и крутят сигары.

Кроме сугубо семейного производства, существуют небольшие подпольные цеха, в которых работают по семь-восемь человек. Обычно они располагаются неподалеку от крупных фабрик (Partagas, H.Upmann, La Corona). Это удобно, потому что не нужно далеко носить сырье (табачные листья) и аксессуары (ленточки, висты и прочее). Порой их даже не через ворота выносят, а просто выбрасывают из окон. Но такая близость к «источнику» имеет и минус – рядом всегда может оказаться полицейский. Поэтому иногда нелегальные цеха располагаются и вдалеке от фабрик – так спокойнее.

Подпольные производства бывают двух типов – на одних сигары скручивают, на других только упаковывают. Там, где пакуют, имеются приличных размеров склады для хранения как пустой тары, так и готовой продукции. Некоторые «бизнесмены» даже самостоятельно занимаются импортом упаковки, в том числе и туб.

Однако обеспечить большие объемы фальшивок такие изготовители не способны. По большей части все они работают на внутреннем рынке Кубы, снабжая якобы «гаванами» многочисленных туристов.

При этом количество вовлеченных в подпольный бизнес людей производит впечатление. В Гаване, например, турист, прогуливаясь по старому городу, примерно раз в пять минут получает предложение купить «лучшие кубинские сигары»: Partagas, Montecristo, Cohiba... При малейшей заинтересованности он попадает в оборот, оказывается в какой-нибудь каморке в соседнем квартале, где перед ним откроют чемодан с коробками сигар, якобы вынесенных с фабрики. Если на «точке» не окажется нужного бренда, покупателя попросят подождать пять-десять минут («У соседа такие остались»). Этого времени как раз хватает, чтобы переклеить банты. На самом деле какая разница – Punch или Hoyo de Monterrey, сделаны они все равно из одного сырья.

Кроме того, туристу могут предложить «дополнительный» сервис: вместе с коробкой сигар выдадут и предложат самому наклеить гарантийную марку, лейбл и прочие атрибуты. Бывает и такое, что покупатель получает в коробке безымянные сигары с набором только что отпечатанных на ксероксе бантов. Человек, мало-мальски разбирающийся в сигарах, на такие уловки не купится. Весь расчет на простачков, желающих порадовать подарками друзей и товарищей на родине.

Повезет, если под видом Montecristo или Romeo y Julieta вам достанется коробка вполне фабричных, отличного качества, но дешевых сигар (типа Guantanamera, Jose L.Piedra, Bausa и т.д.). Это еще один вариант мошенничества: с недорогих сигар снимают «родные» ленточки и приклеивают на них банты от более элитных брендов. Таких продавцов не смущает, что размеры сигар в линейке, скажем, Jose L.Piedra чуть-чуть отличаются от похожих витол у марки, например, Romeo y Julieta. Так что опознать подделку можно с помощью линейки.

Работники фабрик, конечно, тоже воруют сигары для продажи, но объемы эти в общем масштабе невелики. А вот если в бизнес вовлечен кто-то из руководящего состава – появляется простор для маневра. Лучшие по качеству «левые» «гаваны» – это отбракованные на фабрике сигары, не прошедшие контроля качества (по цвету, качеству скрутки, использованному сырью и прочее). По правилам, их следует переделать, если есть техническая возможность. В противном случае они подлежат уничтожению. Однако часто эти сигары нелегально выносят (или даже вывозят) с фабрики. Иногда бракуют самые что ни на есть качественные сигары, чтобы их якобы уничтожить, а на самом деле – переправить через черный ход.

Болезни роста

Объемы появляются, если кто-то из членов организованной группы может обеспечить экспорт товара. Например, у кого-то есть знакомый в другой стране, который может свести с продавцом сигар. А тот, в свою очередь, способен покупать несколько тысяч сигар в месяц. Это совершенно другой уровень. Но и другие требования к качеству. Появляется ответственность перед импортером, который не будет покупать сигары, сделанные, скажем, из пальмовых листьев или неферментированного табака. Качество сырья зависит от требований заказчика, причем иногда они растут вместе.

Пример в России. Есть один не слишком добросовестный продавец, работающий на этом рынке практически с самого начала. Было время, он привозил откровенно плохие сигары, которые, впрочем, более-менее продавались. Со временем курильщики стали разборчивее, и их перестало устраивать такое качество. Тогда этот человек связывался со своими кубинскими поставщиками и ставил условия: нужно делать сигары только из полноценного табака, никаких банановых и пальмовых листьев. Затем стало недостаточным, чтобы сигара была просто скручена из длинного листа, в начинке должны быть, как и положено, листья трех ярусов: ligero, seco и volado. Дальше – больше. Появились требования, чтобы в сигарах использовали только ферментированный табак, плохо высушенные листья уже не подходили. И фермеры, подпольно продающие табак, вынуждены были как можно лучше сушить и ферментировать листья. Российский парадокс: фальшивок становится меньше, а их качество растет. Если бы еще и цены на них были, как на Кубе (по одному-два доллара на штуку), можно было рисковать в надежде, что попадется более или менее качественный товар из нормального табака. Однако в московских магазинах качественные фальшивые сигары стоят как настоящие: какой смысл тогда связываться с подделками? Представляете, купили вы целую коробку, а внутри оказались ненастоящие «гаваны». Вы не сможете вернуть «некондиционный» товар, потому что гарантия на фальшивки не распространяется.

Короче, в России ситуация постоянно меняется, незаконные импортеры вынуждены менять свои методы, тактику и схемы работы.

На Кубе же не происходит практически ничего, особенно в отношении мелких фальсификаторов. Там подделки открыто продаются на улицах, но власти этого стараются не замечать. Сквозь пальцы смотрят и на фермеров, которые поставляют табак для подпольных цехов. Их, конечно, проверяют, предупреждают, но желания серьезно наказывать их нет. Самое страшное, что им грозит, – небольшой штраф. Ситуация как с кокаином в Колумбии. Бедные, нищие люди нарушают закон, чтобы выжить.

Другое дело, если в незаконном обороте сигар замечен кто-то из руководителей фабрики или высокопоставленный чиновник, – таких могут и публично наказать. Впрочем, несмотря на то что каждые два-три месяца в аэропортах проверяют таможенников и многих за взяточничество ловят на месте преступления, отдают под суд (срок заключения доходит до четырех лет), на их место приходят новые, и продолжается то же самое. Дело в том, что за два месяца работы люди могут обеспечить существование своей семьи на много лет вперед.

Как возят?

Как же попадают фальшивки в Россию? Во времена, когда на Кубе находились российские военные, все транспортные самолеты, приписанные к аэродрому Чкаловский под Москвой, были забиты сигарами. Гражданские самолеты везли меньше, но и летали чаще. Только экипаж обычно вез десять-пятнадцать тысяч сигар. А сколько пассажиры? Члены экипажа, спокойно минуя таможню, сначала направлялись к неприметному микроавтобусу, припаркованному у терминала «Шереметьево», сгружали в него свои коробки, и только потом садились в служебный транспорт для экипажа. Все было организовано, как на одной стороне, так и на другой.

Кубинцы знали, что происходит, но старались не трогать ни военных, ни летчиков. Примерно год назад им надоело. В гаванском аэропорту имени Хосе Марти «обнаружили» склад, где находилось сто тысяч сигар, предназначенных для вывоза в Россию. Когда осматривали один из российских самолетов, уже готовый к вылету, нашли колоссальный тайник: все пространство лайнера между корпусом и внутренней обшивкой было забито сигарами. Сигарами было заполнено вообще все свободное пространство – в туалете, на кухне, в кабине пилотов. Всего нашли сорок тысяч штук. Кубинцы не стали поднимать шум и предавать дело гласности, просто настойчиво попросили этим больше не заниматься. С первого раза их не послушали. Пришлось проводить повторную показательную проверку. И опять же без привлечения прессы.

Нынче остались одиночные (но от этого не менее организованные) курьеры. В каждом самолете, вылетающем с Кубы, независимо от национальной принадлежности авиакомпании, летят пять-шесть курьеров, и каждый везет пару тысяч сигар. Бывает, молодым женщинам предлагают слетать на Кубу на выходные, позагорать на пляже. Туда они везут чемоданы с часами, обратно – с сигарами.

Если происходит сбой и, скажем, курьера останавливает таможня, тот все берет на себя и ни в коем случае не раскрывает канал сбыта. В худшем случае он лишится товара и заработает условный срок. В лучшем – откупится. Если же перелет прошел успешно, таможня «дала добро», то курьер сдает сигары, тут же получая комиссионные.

Крупные российские торговцы фальшивками, через руки которых проходит несколько десятков тысяч сигар в месяц, не заинтересованы в том, чтобы товар находился в каком-то одном месте длительное время, и стараются его по прибытии сразу же реализовать. Отсюда и дешевизна. Лучше продать быстро и дешево, чем заводить склад, куда может нагрянуть проверка.

Таким образом, подделки бывают самого разного качества.

Как распознать фальшивку

До введения акцизной марки фальшивые сигары в московских магазинах продавались открыто. Сейчас это стало практически невозможным, в том числе и потому, что курильщики стали более образованными. Как правило, такие сигары продаются из-под прилавка – если продавец видит, что человек не разбирается. Сегодня сбыт фальшивок происходит через небольшие табачные палатки и павильончики, некоторые рестораны, казино. Кроме того, большая часть подделок уходит в регионы – там еще пока можно обмануть покупателя.

Хотя совсем недавно обнаружился любопытный факт: фальшивые сигары с акцизными марками. В одном из крупных московских магазинов например, Cohiba в целлофане и с акцизными марками. Ну где вы видели кубинские сигары в целлофане? Кроме «машинок», разумеется. Наклеивая акцизную марку на такие сигары, импортер сам себя выдает –по ней всегда можно выявить поставщика.

Проще всего распознать фальшивку по упаковке. Ошибки чаще всего встречаются при оформлении коробок. Кроме того, в криминалистических лабораториях есть возможность сделать анализ химического состава бумаги и чернил, определить тип и толщину дерева и так далее –это все объективные факторы, по которым можно сделать окончательный вывод. Очень много тонкостей и нюансов, о которых нелегалы, может быть, и знают, но слишком хлопотно и дорого их соблюдать.

Если же сигара без упаковки, признать ее фальшивкой гораздо сложнее. Фальсификаторы стараются сделать так, чтобы внешний вид сигары не вызывал подозрений: используют хороший покровный лист, делают аккуратную шапочку. И все же стоит проверить, чтобы плотность скрутки была одинаковой по всей длине, чтобы не было вмятин или, наоборот, уплотнений. Что касается смеси табаков в начинке, далеко не каждый рядовой курильщик может сказать, соответствуют ли органолептические свойства конкретной сигары кубинскому оригиналу, точность мешки сможет определить только специалист.

Разница заметна, лишь если подделка очень грубая или сигара сделана не на Кубе. А если фальшивая сигара сделана из хорошего сырья, отличить ее от настоящей на вкус практически невозможно. Различие табаков из регионов Ремедиос и Вуэльта Абахо заметят менее десяти процентов курильщиков.

Поэтому при покупке сигар, чтобы застраховаться от подделок, выбирайте магазин или поставщика со всей ответственностью. Или обращайтесь за помощью в представительство Habanos.


 
ShedrinДата: Пятница, 23.09.2011, 14:42 | Сообщение # 3
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2945
Статус: Offline
Сигарные открытия


За то время, что существует сигара, она успела обрасти кучей занятных мифов, множеством красивых традиций и целой свитой из самых разных предметов, которые сегодня ее сопровождают. За каждым из них – настоящее открытие. Главное по праву принадлежит спутникам Христофора Колумба Луису де Торресу и Родриго де Хересу. Они были первыми, кто поведал о сигаре Старому Свету. Это было в 1492 году.

Сигарные коробки
Первооткрыватели: братья Герман и Август Упманны, 1844 год

Основное, банковское дело семьи Упманнов никогда нельзя было назвать ни успешным, ни неудачным. Все, за что брались Упманны, выполнялось с чисто немецким усердием и тщательностью и получалось сделанным действительно на совесть.

А вот успех сигарного бизнеса, который они решили наладить, что называется, «по совместительству», вызывал у многих сомнения. Сами братья надеялись найти в сигарах отдушину от жесткого бизнеса, яркую и эмоциональную, а скептики твердили о сумасбродности начатого ими предприятия. Именно поэтому, наверное, имя Упманнов сегодня связано с сигарами под маркой H. Upmann, а о семейном банке знают только специалисты. Даже из дела, начатого для души, Герман и Август попытались сразу же извлечь известную долю выгоды. Еще до открытия первого склада H. Upmann в 1844 году братья наладили поставку в Германию кубинских сигар – для того, чтобы преподносить их немецким клиентам банка в подарок при подписании успешных договоров и заключении сделок. Сигары традиционно транспортировались в Европу в бочках или кожаных мешках и продавались там поштучно.

Но одна сигара не могла быть подарком состоятельному клиенту банка Упманнов, точно так же, как не мог им стать и бумажный сверток с десятком сигар – такой презент мог вызвать лишь натянутую улыбку. А ведь именно положительное впечатление от банка стремились создать у своих клиентов Упманны, решив использовать сигары в качестве подарка. Реализация хорошего рекламного проекта потребовала от Упманнов дополнительных вложений, и вскоре они организовали производство специальных коробок для сигар. Коробки делались из дорогого кедра и украшались надписью H. Upmann. Получив такой подарок, клиенты банка добродушно улыбались и отправлялись домой – рассказывать друзьям об успешной сделке и дорогом презенте.

Тут раскрылась вторая – куда более значимая – сторона простого до гениальности решения братьев Упманнов. Богатый клиент банка открывал коробку вечером после ужина и видел надпись H. Upmann, потом предлагал сигару лучшему другу, и тот видел ту же надпись на коробке, а когда сигары заканчивались, он хранил в коробке сигары других марок. Коробка с фирменной надписью помогла Упманнам не только оформить подарок для своих клиентов, но и сделать прекрасную рекламу молодому сигарному производству.

Вскоре в коробки стали укладывать все производимые на фабрике Упманнов сигары. Теперь в европейских табачных магазинах сигары H. Upmann стояли особняком. Они красовались в аккуратных коробках с маркой производителя и обозначением формата, а все остальные лежали поштучно рядом с бочками и мешками. Конкуренты быстро поняли, где зарыта собака успеха братьев Упманнов... И скажите, где вы сегодня видели дорогую сигару без коробки?

Сигарные ленточки
Первооткрыватель: Гюстав Бок, 1854 год

Существует множество версий и легенд, приписывающих изобретение сигарной ленточки самым разным людям. В основе всех этих историй – ложное предположение, что первоначально сигарные ленточки служили для защиты красивых перчаток от табачных и никотиновых пятен.

Некоторые исследователи сигарной истории приписывали изобретение сигарных ленточек Екатерине Великой, обожавшей сигары и якобы оборачивавшей их в шелковую ленту, чтобы не испачкать свои белые перчатки. Другие отдавали почетную роль изобретателя этого сигарного атрибута лондонским денди, которые оборачивали кончик сигары в бумагу по той же причине, что и Екатерина Великая.

На самом деле история изобретения сигарной ленты гораздо проще и прозаичнее. В 1850-х годах, когда резко возросли объемы поставляемых в Европу сигар, возникла острая конкуренция между производителями. Надо отметить, что в те времена у производителей сигар было не так уж много эффективных орудий в борьбе с конкурентами. Сигарная ленточка, изобретенная в конце 1854 года Гюставом Боком, стала одним из самых эффективных маркетинговых ходов своего времени. До появления фирменных сигарных ленточек с «логотипом» производителя и указанием марки сигары, поставляемые в Европу в бочках и кожаных мешках (коробок тогда еще не было), не имели никакой персональной идентификации, кроме надписи на мешке или бочке. В магазинах сигара продавалась прямо из мешка с надписью и с этого момента, по сути, теряла свое название.

Чтобы сформировать у потребителя образ любимой марки, Гюстав Бок придумал сигарные ленточки. С их помощью производитель мог донести до потребителя название своих сигар и с большой долей вероятности рассчитывать на то, что он будет верен теперь только этой марке.

Гравировка на сигарной коробке
Первооткрыватель: Рамон Аллонес, конец XIX века

Когда к концу XIX века все сигарные производители начали укладывать свои сигары в коробки, они уже стали чем-то привычным и перестали быть средством привлечения внимания к марке. Очередное открытие – в равной степени сигарное и рекламное – совершил малоизвестный сегодня производитель Рамон Аллонес. Он первым стал украшать свои коробки красочной гравировкой.

Производство обходилось дороже, но яркий цвет и красиво выполненное название лучше запоминались и привлекали больше внимания. Герб Кастильи и Леона и герб Гаваны под золотой испанской королевской короной, обрамленные изящными завитушками и двумя колоннами Геракла, на которых гордо красовалась яркая надпись Ramon Allones, – такой была первая гравировка на сигарной коробке.

Открытые чтения
Первооткрыватель: Хулиан Риверо, 1865 год

В ряду великих сигарных «первооткрывателей» Хулиан Риверо, владелец гаванской сигарной фабрики El Figaro, отличается от остальных. Хотя бы потому, что его открытие не рекламировало продукт и его нельзя было использовать, строя отношения с продавцами сигар. Он привел на сигарную фабрику оратора.

Очень долго рабочие кубинских сигарных фабрик, состоящие в профсоюзах, жаловались на однообразие и утомительность своей работы. Они проводили на рабочем месте по двенадцать часов без отдыха и не имели возможности отвлечься от труда. Недовольство их было столь велико, что дело порой доходило до бойкотов и забастовок.

Хулиан Риверо поставил посреди цеха стул и посадил на него человека, который стал читать вслух. Он громко и выразительно читал интересные книги, рассказывал рабочим свежие новости, шутил и развлекал их. Работать стало веселее, и рабочие успокоились, хотя их зарплата не выросла ни на сентаво. Прошло совсем немного времени, и удачную практику повторили владельцы и управляющие других сигарных производств на Кубе. Многие приписывают славу первооткрывателя чтения для рабочих Хайме Партагасу, однако на самом деле Партагас ввел такую практику у себя на фабрике только год спустя, в 1866 году, зато его чтец получил не просто стул, а настоящую трибуну.

Коммунистический режим Фиделя Кастро оказал на фабричные чтения серьезное влияние, и сегодня вместо художественной литературы ораторы выступают с многочасовыми пропагандистскими речами – закон о необходимости идеологической подготовки масс на сигарных фабриках был подписан лично Фиделем Кастро.

Хьюмидор
Первооткрыватель: Зино Давидофф, середина XX века

Хьюмидор был изобретен в середине XX века – относительно недавно, если сравнивать с многовековой историей самой сигары. Как люди веками обходились без этого, на наш сегодняшний взгляд, важнейшего сигарного аксессуара? Оказывается, очень просто. Влажный тропический климат Центральной Америки, откуда родом сигары, идеально подходит для хранения табака: в этих условиях ему и не сухо, и не влажно.

Европейский климат хоть и отличается довольно сильно от тропического, все же способен обеспечить сигаре достойные условия «проживания». В частности, летом в равнинных регионах Европы влажно и тепло, и сигара чувствует себя достаточно комфортно. Зато зимой ей гораздо труднее сохранить свои изначальные свойства: холод вреден теплолюбивому табаку. В старину, при наличии в доме камина, сигары держали в специальных неотапливаемых комнатах с оптимальной для них влажностью и температурой. Каменные стены, мощные дубовые двери и деревянная отделка внутренних стен полуподвальных помещений европейских домов и замков создавали идеальные условия для хранения сигар. Такие комнаты становились одним огромным хьюмидором, где сигары, обернутые в теплую материю, могли храниться сколь угодно долго.

Никто бы и не подумал изобретать специальное устройство для хранения сигар, если бы в конце первой половины XX века во многих странах Европы не получили широкое распространение системы центрального отопления, которые, в отличие от каминов, уравнивали температуру и влажность всех помещений. Европа согрелась и, в буквальном смысле, «высохла».

Разумеется, повсеместная «засуха» немедленно отразилась на качестве продаваемых в Европе сигар. Сейчас в это трудно поверить, но тогда практически все сигары, пролежавшие на прилавках европейских магазинов хотя бы несколько дней, портились и уже не могли доставить курильщику положенного удовольствия. Первым на эту серьезную проблему обратил внимание Зино Давидофф, вернувшийся в то время с Кубы. Для человека, изучившего все тонкости сигарного дела, разница в качестве одних и тех же сигар на их «родине» и в Европе была очевидна. Именно этому человеку, обожавшему качественный табак и хорошие сигары, принадлежит идея создания специального устройства, которое поддерживало бы оптимальную для сигар влажность независимо от микроклимата в помещении. Первыми хьюмидорами были обычные шкафы, в которых стоял сосуд с водой, а также небольшая деревянная коробка с куском влажной ткани на дне. Качество сигар, которые Зино Давидофф хранил в своих первых хьюмидорах, заметно отличалось от тех, что продавались в тогдашних европейских магазинах. Окончательно убедившись в полезности своего изобретения, Зино решил воспользоваться им для борьбы с конкурентами: он обязал все магазины, где продавались сигары под маркой Davidoff, использовать новое


 
ShedrinДата: Пятница, 23.09.2011, 14:58 | Сообщение # 4
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2945
Статус: Offline
Маркетинг с социалистическим лицом


C 1959 года Куба гордо, пряча слезы за улыбкой, несет звание социалистической страны. А мир вокруг за эти годы изменился, и не раз. И следуя за этими виражами, маленькое фермерское государство вынуждено применять то один, то другой опасный маневр. Кто, кроме историков, знает об этом в подробностях? Только коллекционеры сигар и сигарных бантиков.

Siboney

Революция на Кубе едва не убила известнейшие сигарные марки. Господа Менендес, Фонсека, Партагас, кто добровольно, кто принудительно, закрыли свои производства и покинули страну. Новое правительство сказало: «А зачем нам вообще марки, все эти буржуйские монтекристы, ромео и джульетты? Народу нужна просто сигара, без всяких там бантиков и других штучек». Наступающий социализм не предполагал конкуренции и вообще какой-либо дифференциации. Сигара она и есть сигара. Для всех одна. Единая.

Так революционный энтузиазм из всего разнообразия оставил одно название — Siboney. Одна марка на всех. Трех размеров: большая, средняя и маленькая. Вот так, без изысков. Дореволюционные девятьсот шестьдесят брендов и тысячи размеров — это шалости капиталистов. Прогрессивному кубинскому народу они ни к чему.

Марка Siboney была известна и до революции. На заре XX века фабрика El Siboney в числе других двенадцати была приобретена американской компанией American Tobacco Company. Это было время агрессивного наступления американо-британского капитала на кубинскую табачную промышленность. Их корпоративное детище Trust было призвано скупить все кубинские фабрики, чтобы добиться тотального контроля. Задумка не удалась. И к моменту революции 1959 года более сотни сигарных и сигаретных брендов принадлежали дочерней компании Tabacalera Cubana. Siboney, кстати, была куплена ею в 1932 году.

Скорее всего, в «американский период» фабрика выпускала сигареты. Во всяком случае, в рекламных объявлениях 1910—1930-х годов можно найти имя Siboney именно в списках сигарет. Сигары появились позже, в 1940— 1950-х. Сохранились сигарные бантики этого периода. Причем имя Siboney использовалось наряду с El Siboney. Почему же выбор революционеров пал именно на это название? Во-первых, Siboney — индейское племя, они исконные обитатели Острова. Во-вторых, индейцы именно этого племени никогда не проигрывали испанцам. Образ несгибаемых воинов не мог не привлечь отважных борцов за независимость Кубы.

Однако эта «универсальная марка» просуществовала менее двух лет. Революция революцией, а стране нужны были деньги. Чем может зарабатывать деньги Куба? Только сигарами и сахаром. Директор Национального банка Кубы Че Гевара убеждает Фиделя Кастро собрать комиссию, которая нашла бы выход из сложившейся ситуации. Возглавляет ее Зино Давидофф. Комиссия постановляет: нужно возрождать бренды.

Продавать на экспорт можно только бренды, причем уже заслужившие популярность. На рынке вновь появляются знаменитые Montecristo, Romeo y Julieta, Partagas и другие марки. Имя Siboney еще однажды вернется. В 1986 году Cubatabaco, владевшая правами на марку, и австрийская компания Austria Tabak решили совместно выпускать мини-сигариллы с этим именем. Контракт был подписан на десять лет, с 1988 по 1998 год, однако по взаимному соглашению был расторгнут в 1996 году: эти сигариллы совсем не пользовались спросом.

Caney

Вернемся к послереволюционной Кубе. Итак, по решению государственной комиссии легендарные марки вновь выходят на рынок. Однако положение остается нестабильным. Формально права на эти торговые марки остались у бывших владельцев фабрик. И хотя до поры до времени они не пытались наладить новое производство в эмиграции (бывшие хозяева были уверены, что это недоразумение под названием «революция» долго не продержится), при первой же попытке отсудить свои бренды они одержали бы победу.

Революционное правительство принимает решение создавать свои, национальные бренды, чтобы в случае конфликта не остаться у разбитого корыта.

Первая такая национальная «ласточка» вышла в 1960 году под названием Caney. Caney — название традиционной индейской хижины. Сама хижина и стала эмблемой нового бренда.

Нужно было поднимать национальную культуру, утверждать национальные символы. Сигары должны были продвигать на мировой рынок Кубу как самостоятельную культурную единицу, как независимое государство, а не как придаток к европейскому или американскому могуществу. Caney, наверное, самая малоизвестная кубинская сигара. Продержалась на рынке она недолго и по не очень понятным причинам была снята с производства. На смену Caney пришла La Flor del Caney. Но и она не смогла удержать своих позиций. Сигара вышла ограниченным тиражом и тоже быстро была снята с производства. Так что если вам удастся найти в чьей-то коллекции сигару с изображением на бантике хижины — круглой постройки из вертикально подогнанных веток с конической крышей из пальмовых листьев, — считайте, что вы столкнулись с антикварной редкостью.

Diplomaticos

Продолжая проект «национальных» марок, эта сигара появилась на рынке в 1966 году и в точности повторяла самый популярный бренд на тот, да и на сегодняшний момент — Montecristo. Те же размеры (No. 1, No. 2, No. 3, No. 4, No. 5), то же сырье, та же фабрика, такая же желто-красная коробка. Собственно, назначение этой сигары и было — стать двойником и дублером Montecristo на случай судебных тяжб. Вслед за развитием линейки Montecristo развивалась и линейка Diplomaticos: как отголосок Especial No. 1 и No. 2 появились Diplomaticos No. 6 и No. 7.

Различаются Diplomaticos ценой (они на порядок дешевле) и торговым знаком. Эмблемой этих сигар стала карета дипломатической почты — намек на эксклюзивность. Впрочем, действительно, эти сигары поначалу поставлялись только через французский дипкорпус, преимущественно во франкоговорящие страны третьего мира, для которых Montecristo были чересчур дорогими сигарами.

И до сих пор маркетинговая политика не позволяет продавать Diplomaticos там, где продаются Montecristo. Исключение составляет, пожалуй, только Россия, где покупатель настолько разнообразен, настолько любознателен и всеяден, что с удовольствием покупает и легендарную Montecristo, и ее скромную копию — Diplomaticos.

Cohiba

Самая успешная послереволюционная кубинская марка. Гениальный маркетинговый ход на самом деле не был таковым. Это было лишь стечение обстоятельств. Бьенвенидо Перес, или Чичо, начальник службы охраны Фиделя Кастро, однажды предложил ему закурить сигару, сделанную его другом Эдуардо Ривера. Фиделю так понравилась сигара, что он стал постоянно заказывать персональные сигары у этого торседора.

Случилось это в 1963 году. Сигары оставались безымянными, но очень скоро стали легендой. Сначала, в 1964 году, для их скрутки в одной из квартир был оборудован небольшой цех, а спустя три года, в 1967-м, производство перенесли на нынешнюю фабрику El Laguito. Кроме самого Фиделя, их могли попробовать только главы иностранных государств, которые получали этот эксклюзивный подарок. На бантике стояло имя одариваемого. Названия у сигары не было вплоть до конца 1966 года, до того момента, когда любовница Фиделя Селиа Санчес окрестила ее Cohiba. Cohiba — так индейцы во времена Христофора Колумба называли растение табака. Собственный дизайн сигара получила еще позже, в 1969 году. Первый вариант бантика уже содержал черный, белый и золотой цвета. Центральное место в композиции занимал круг, верхнюю половину которого заполнял кружевной веер, а нижнюю — надписи Cohiba и Habana.

Такие бантики найти сегодня чрезвычайно сложно даже у заядлых коллекционеров. В том же 1969 году дизайн изменился. Появились более привычные нам белые квадратики на черном фоне, оранжевая полоса и лаконичная надпись Cohiba в белом прямоугольнике. В 1994 году бантик претерпел незначительные изменения. В частности, появилась надпись La Habana, Cuba, а сама надпись Cohiba поднялась чуть выше и стала закрывать собой не одну, как раньше, а две строчки квадратиков. В 1982 году состоялось торжественное «разоблачение» таинственной сигары. Она вышла на мировой рынок. Приход ее был настолько долгожданным, что успех стал оглушительным.

И до сих пор Cohiba занимает верхние позиции в рейтинге кубинских сигар. Впрочем, и в качестве дипломатических подарков Cohiba, наряду с Trinidad, используется по сей день. В чем секрет неповторимого вкуса Cohiba? Возможно, в том, что это единственная сигара, табак которой проходит три ферментации. Листья для начинки seco и ligero не менее восемнадцати месяцев выдерживаются в кедровых бочках. Сами сигары рекомендуется выдержать пять—семь лет, тогда им обеспечен сбалансированный вкус и «фирменное» долгое послевкусие. Хотя это сигара не для каждого. Непосвященному курильщику или поклоннику некубинских сигар она может показаться слишком крепкой и чересчур насыщенной.

Quai D`Orsay

Эксклюзивная сигара для протокола — заманчивая идея не только для самой Кубы, но и для привередливой Европы. В 1970 году Министерство иностранных дел Франции заказало производство собственной марки сигар — Quai D`Orsay. Название «расшифровывается» очень просто. Quai D`Orsay — набережная в Париже, на которой и находится здание министерства. Как и Cohiba, сегодня эта протокольная сигара получила широкое распространение, прежде всего во Франции и франкоговорящих странах.

Сигара получилась мягкой, чуть сладковатой, с самым светлым покровным листом — именно такую предпочитают французские курильщики. А для сигары Corona ультрасветлый покровный лист claro claro выращивали специально. Впрочем, в 1995 году этот формат выпускать перестали.

Правда, в настоящее время покровный лист Quai D`Orsay не такой уж светлый, некоторые экземпляры можно даже назвать темными. Все форматы Quai D`Orsay похожи по вкусовым ощущениям. Исключение составляют, пожалуй, лишь Panetelas, в которых травянистый вкус преобладает над остальными.

Davidoff

Зино Давидофф был старшим из четырёх детей Генри Давидофф, киевского продавца табака и сигар. Вся семья Давидофф эмигрировала в Женеву в 1911 году и вскоре открыла там маленький табачный магазинчик. Сам Зино, попутешествовав по Латинской Америке, в том числе поработав на Кубе, вернулся в Швейцарию и решил начать собственное дело. Ему это с блеском удалось. После Второй мировой войны дела его и вовсе пошли на лад. Особенным успехом пользовался его проект сигары, названные в честь престижного вина. Сигары Chateau Margaux, Chateau d’Yquem, Chateau Latour, Chateau Laffite и Chateau Haut-Brion стали символом послевоенного возвращения к роскошной жизни. Так что к 1967 году, когда к нему обратились кубинские представители, Зино Давидофф был масштабной фигурой в табачном мире. Впрочем, предложение, с которым они прилетели в Женеву, делало честь обеим сторонам. Зино Давидофф было предложено разработать и выпустить новую марку сигар, названную его именем.

В 1969 году это произошло. Такая сигара появилась на рынке. Средней крепости, с изысканным вкусовым букетом. Красивая упаковка, грамотная реклама и главное — контроль качества на всех этапах производства — гарантировали её успех. В 1970-х годах марка Davidoff переживает ошеломляющий успех. Появляются магазины по всему миру. Самый известный магазин Davidoff открылся в Лондоне в 1982 году. На Кубе сигары Davidoff производились до 1991 года. По взаимному соглашению ни компания Davidoff, ни Cubatabaco не могли выставлять на продажу кубинские сигары Davidoff после 31 декабря 1992 года.

Dunhill

В пору расцвета бренда Davidoff Cubatabaco начинает переговоры с компанией Dunhill о выпуске именных сигар Dunhill. Маркетинговая идея была вполне в духе социалистических традиций: устроить соревнование между двумя табачными гигантами.

Бренд был создан в начале 1980-х. Однако уже к 1985 году между компанией Dunhill и новым руководством Cubatabaco начались разногласия, и к 1991 году договор был расторгнут.

Trinidad

Распад СССР в 1991 году рикошетом ударил по кубинской экономике. Старший друг, брат и кормилец отказал в помощи свободной Кубе. Кризисное состояние экономики в целом привело к необходимости создавать новые сигарные марки. Ведь сигарное производство по-прежнему оставалось одной из главных отраслей народного хозяйства. По сути, Trinidad попытался повторить феномен Cohiba.

В узких кругах, которые постепенно становились всё более широкими, появилась информация о том, что исключительно для протокольных нужд и по особому поручению Фиделя Кастро разработана новая марка — Trinidad (названа в честь известного кубинского города). Выпускается в единственном формате — любимом формате Кастро. Но когда потребительский интерес был достаточно подогрет и все с нетерпением ждали появления на рынке новой легенды, случилось непредвиденное. Корреспондент журнала Cigar Aficionado при личной встрече с Фиделем не удержался и спросил его о новом пристрастии. Мол, говорят, у вас появилась новая любимая сигара, ещё неизвестная широкой публике. И тут Фидель пришёл в ярость. Потому что именно он-то ничего и не знал о «своём» новом увлечении. Миф рухнул.

Однако марка Trinidad сохранилась. Сигары продолжали выпускаться в одном формате — Laguito No. 1 и по цене, сравнимой с Cohiba. Эти факторы должны были поддерживать миф об эксклюзивности, а на самом деле более десяти лет не позволяли марке подняться с нижних позиций. И только недавнее реформирование — расширение линейки, снижение цен — подняло рейтинг Trinidad.

Cuaba

Сигары Cuaba, появившиеся на рынке в 1996 году, вернули курильщикам давно забытый формат — figurados. Дело в том, что когда-то в мире господствовали именно figurados. Прямые сигары были привилегией знати, и прежде всего — испанского королевского двора. Однако за последние сто лет господство прямых сигар совершенно вытеснило figurados из обихода курильщиков.

Больше всего переживали по этому поводу консервативные англичане. «Тогда будем делать сигары для старомодных англичан», — решил Панчо Линарес, который был тогда председателем Habanos S.A. Так появились сигары Cuaba. Спустя год марка стала экспортироваться не только в Великобританию, но и по всему миру.

В таком названии был скрытый смысл. Дело в том, что словом cuaba индейцы называли кустарник, который хорошо поддерживает огонь. Благодаря высокому содержанию жирных масел и смол он мог целыми днями тлеть и не гаснуть. Чтобы в нужный момент добыть огонь, достаточно было его раздуть. Поэтому имя Cuaba, выбранное для новой сигары, должно было намекать курильщику: это такая сигара, которая хорошо горит и долго не гаснет.

Производятся сигары Cuaba на той же фабрике, где крутятся Romeo y Julieta. Они и по вкусу похожи на Romeo y Julieta, только помягче. Первоначально все сигары имели немного разную форму. Но уже через полгода были изготовлены одинаковые лекала для каждого из четырёх размеров.

Vegas Robaina

Экономический кризис, намечавшийся еще в 1991 году, после развала СССР, не заставил себя ждать. К 1997 году он был уже в самом разгаре. Чтобы поддержать энтузиазм простых рабочих (а именно на энтузиазм как на антикризисное средство и рассчитывало руководство Кубы), нужен был новый идеологический приём, свежий образ. История «старшего брата» подсказывала, что в таких ситуациях хорошо срабатывают образы «стахановцев». Решено было сделать своего, кубинского, стахановца.

Среди нескольких кандидатур старательных, инициативных, с незапятнанной биографией фермеров, выбрали одного — семидесятивосьмилетнего дона Алехандро Робайна. Его именем и был назван этот новый бренд. Так в 1997 году появилась сигара Vegas Robaina.

«Стахановцем» Робайна стал заслуженно. Пять поколений его предков выращивали табак, и он достойно продолжает семейное дело. Восемьдесят процентов его урожая становится покровным листом экспортных сигар. Тогда как средняя цифра по Кубе — тридцать пять процентов с плантации. Шесть-восемь миллионов сигар в год заворачивают в покровный лист, выращенный на его плантациях. В том числе такие легенды, как Montecristo и H.Upmann. Сигары Vegas Robaina крутят на фабрике H.Upmann. Для нового бренда Робайна сам отбирал табак, делал мешку. Покровный лист использовал, конечно, собственный. Получившийся вкус, в отличие от всех брендов, рождённых в 90-х годах, выдержан в лучших традициях старой кубинской школы. Сильный, насыщенный, слегка солоноватый вкус, мужская крепость, лёгкая горечь и танины, которые всегда приветствовались в кубинской и испанской сигарной культуре.

Vegueros

Новая экономическая ситуация в стране принесла свои трудности и свои открытия. Причём в буквальном смысле. Например, открылись границы. А значит, появилась ещё одна статья дохода — туризм. Осталось только привлечь туристов. Сигарное производство обязано было внести свою лепту в этот процесс.

Марка Vegueros появилась ещё в 1961 году, но только для внутреннего рынка. В 1997 году имидж Vegueros изменился. Она стала качественной сигарой, которую можно купить только на Кубе и нигде больше. Марка тщательно поддерживала образ сигары «для своих». И название Vegueros («Фермеры») тоже намекало на это. Неслучайно была выбрана и шапочка в виде «поросячьего хвостика» — так фермеры крутят сигары для себя прямо на плантациях. И только высокие цены выдавали подлинное назначение этих сигар — привлечь внимание любознательных туристов.

Надо признать, что сырьё на эту сигару шло отменное, исключительно из провинции Пинар дель Рио. Причём все эти годы изготовлением Vegueros занимается только одна фабрика — Francisco Donatien, находящаяся тут же, в Пинар дель Рио. Это тоже способствует лучшему контролю и гарантирует высокое качество. Сегодня сигары Vegueros экспортируются. Их может купить любой желающий.

Однако скоро они опять станут недосягаемы, потому что их снимают с производства. Несмотря на мягкий вкус, с очень небольшой травянистой ноткой, в сигаре безошибочно угадывается именно кубинское происхождение. Рекомендуется для тех, кто только знакомится с кубинскими сигарами, как пробный камень, подготовка к знакомству с настоящими крепкими гаванами.

San Cristуbal de La Habana

Выпуск этих сигар начался в 1999 году. Названием послужило историческое имя кубинской столицы. В линейке — четыре формата, все они названы в честь фортов, защищавших город во времена испанской колонии. Причём El Morro и La Fuerza представляют собой такие форматы, каких больше нет ни у одной другой кубинской марки, — paco и gorditos.

Guantanamera

Это самая свежая новинка кубинского рынка. Бренд, рождённый в 2002 году. В двух словах эту сигару можно было бы охарактеризовать так: «кубинская сигара для тех, кто не любит кубинские сигары». Абсурд? Отнюдь.

Сорок пять лет длится эмбарго, объявленное США. Мировая общественность ждёт, что оно вот-вот будет отменено. И тогда кубинские сигары смогут снова выйти на американский рынок. Но за время эмбарго выросло не одно поколение американских курильщиков, привыкших к доминиканскому табаку и вкусу доминиканских сигар. Как завоевать таких покупателей? Нужно предложить им то, что они любят. Так появилась кубинская сигара с некубинским вкусом. Не слишком насыщенный, мягкий вкус (совсем не используются листья ligero), в котором совсем нет традиционной горечи и танинов, не самый дорогой табак. Табак для Guantanamera используется не из Вуэльта Абахо, как в классических кубинских сигарах, а из Вуэльта Арриба, что находится в центральной части Кубы. Guantanamera — сигары только машинной скрутки.

Они недороги, выпускаются хорошо упакованными, обрезанными. Всё это делает их привлекательными для не очень опытного и незнакомого с кубинской табачной культурой курильщика. Таким образом, Guantanamera не составляет конкуренцию кубинским сигарам, зато составляет — некубинским. Неслучайно выбрано и название.

Песню Guantanamera знают во всём мире. Так что и само название, и символичное изображение гитары на коробке вызовет отклик в душе любого, даже самого непосвященного покупателя.

Вот такая получилась летопись. И всё же чего-то в ней не хватает… Ах да! Ведь несмотря на то что легендарный и харизматичный Фидель Кастро — главная PR-персона кубинской сигарной промышленности, не было выпущено ни одной сигары, названной его именем. Нетипичное поведение для социалистического лидера, не правда ли? Говорят, он сам не даёт ходу подобным идеям.


 
ShedrinДата: Вторник, 10.01.2012, 09:34 | Сообщение # 5
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2945
Статус: Offline
Двойники в мире сигар


Заинтересовавшись миром лучших сигар, можно довольно скоро столкнуться с изрядной путаницей. В рейтингах безмятежно соседствуют кубинские и доминиканские–ямайские–гондурасские Cohiba и Montecristo. Partagas и Hoyo de Monterrey, Punch и El Rey del Mundo. Каковы причины такого странного раздвоения брендов? За нелогичными ситуациями часто стоят великие исторические драмы – так было и в этом случае.

В жарком январе 1959 года партизаны Фиделя Кастро вступили в Гавану и провозгласили новое правительство. Остров прекрасных лагун стал Островом свободы. В далекой северной стране люди скандировали «Патрия о муэрте» – поколению шестидесятых не хватало поэзии борьбы и мужества, и на митингах в обеденный перерыв они клялись в солидарности и единстве с несгибаемыми барбутос. На Кубе в это время всегда была глубокая ночь. Происходило то, что следует за любой революцией: крушение жизненного уклада. Знаменитые фабрики – H.Upmann, Partagas, La Corona, Romeo y Julieta – стали принадлежать народу. Работники бросились на партийные собрания, а хозяева отправились в изгнание. История повторяется: и здесь были сборы, страшный стук в дверь, побеги, трагические расставания и корабли, один из которых – последний.

Два года, до 1961–го, ценители havanas во всем мире пребывали в тоске и тревоге: новым кубинским властям было не до сигар, уникальная табачная традиция, казалось, могла исчезнуть навсегда во всеобщем постреволюционном запустении. Вместо 960 дореволюционных брендов выпускался 1 революционный (Siboney) – абсолютно непредсказуемого качества. Некоторые знаменитые марки, например, любимые Редьярдом Киплингом Henry Clay, Murias, Villar y Villar, действительно исчезли навсегда. Некоторые выжили или возродились, в том числе Montecristo, самые популярные в середине века кубинские сигары, составлявшие 50% всего экспорта. Их создатели эмигрировали, но на фабрике H.Upmann, переименованной в Jose Marti (JM) остался Хосе Мануаль Гонзалес, по прозвищу Масингуила («массажист» – у него были необыкновенно могучие руки), который и сегодня считается лучшим составителем сигарной мешки в истории Острова. Именно он стал хранителем бренда, именно благодаря ему существуют сегодня настоящие кубинские Montecristo. В 1961 году США наложили эмбарго на торговлю с Кубой, запретив ввоз любых кубинских продуктов, в том числе табака и сигар. Решение это нелегко далось президенту Кеннеди: накануне ввода в действие судьбоносного документа он потихоньку попросил своего пресс–секретаря раздобыть ему сто дюжин H.Upmann Petit... Эмбарго и стало причиной сегодняшней ситуации.

Во-первых, США – крупнейший сигарный рынок, так что для режима Кастро это был действительно страшный удар. Во-вторых, американские курильщики, даже самые патриотичные, от сигар отказываться не собирались. В-третьих, лучшие люди сигарного мира оказались в изгнании, и большинство из них осело в США. Вместе с семьями бежали на Испанские Канары Алонсо Менендес и Пепе Гарсиа, создатели легендарных Montecristo. Переезжали из США на Ямайку, с Ямайки в Доминикану Рамон и Рафаэль Сифуэнтесы, бывшие преуспевающие владельцы фабрики Partagas. Они были собственниками великих брендов. Многие бежали в чем были; уникальные специалисты подрабатывали барменами, музыкантами, таксистами (вечный эмигрантский хлеб), но большинство пошли в сигарный бизнес Ямайки, Доминиканы, Гондураса, обеспечив его расцвет. Попытки запастись кубинским табаком проваливались одна за другой – контрабандная пачка стоила теперь $1000 вместо 150. В городе Тампе (Флорида, США) владелец небольшой компании Франк Льянеза срочно закупил кубинского табака на все свои деньги и стал колдовать, смешивая его с гондурасским и доминиканским. Надо было искать иные гармоничные сочетания вкуса и ароматов. Первыми его успешными сигарами стали новые Punch. Владелец марки, Фернандо Палисио, не заводил нового производства в изгнании – он мечтал вернуться на родину, но в 1965 году смертельно заболел. Перед смертью, чуть привстав с больничной койки, он подписал контракт, по которому слово «Punch» и слова «Hoyo de Monterrey» отошли Льянезе. Кубинского табака хватило до середины 70–х, но новые комбинации удались, так что коробки гондурасских Hoyo украшает подпись Фернандо Палисио.

Что до кубинцев, у которых остались еще европейские рынки, они стали делать сигары Punch на гаванской фабрике Fernando Roig (FR), бывшей La Corona. Пожалуй, это и было первое раздвоение бренда. Для вящей путаницы сигары со старым названием La Corona тоже выпускаются здесь с середины 80–х годов (только в машинном варианте), а за пределами Кубы это имя отошло американской Consolidated Cigar Corporation. Недавно она запустила в Доминикане линию роскошных сигар в дорогих сердцу aficionado – старых, кубинского образца, коробках...

Итак, в начале 60–х американцы остались без крепких Montecristo, а Куба – без рынка сбыта. И сигары пошли в Европу, особенно в братскую Восточную. Быт в СССР в те годы был более чем скромным, но старожилы помнят, какие гаваны продавались тогда в московских магазинах (а наши обеспеченные американские братья и мечтать о них не смели. Знаменитый террорист Карлос Шакал до сих пор вспоминает во фрашузской тюрьме, как впервые в жизни попробовал сигару – в Москве, в 1969 году...).

Но вернемся к американцам. Все те же великие Менендес и Гарсия придумали для них замену – сигары Montecruz. Эти безупречные сигары делались па Канарах и до конца 70–х были самыми дорогими в мире. В 1965 году Алонсо Менендес умер, а Пепе Гарсиа через три года зарегистрировал Cuban Cigar Brands. Несколько судебных процессов – и Международный суд признал права фабрикантов-изгнанников на имена старых брендов. И ящики новых Рог Larranaga и H.Upmann стали отправляться в США, сначала с Канар, а после – из Доминиканы. Весь остальной мир тем временем наслаждается H.Upmann кубинского производства, на коробке которых стоят буквы «JM». Те же буквы могут стоять на редчайших гаванских Рог Larranaga, увековеченных Киплингом более века назад. Их доминиканские тезки помечены другим именем фабрики – La Romana. Как и единственные доступные североамериканцам Montecristo...

Есть на американском рынке и «свои» Partagas, «свои» монументальные Sancho Panza. Рамон Сифуэнтес продал марку Partagas компании General Cigar Co и сам делал новую сигару под фамильным именем – «ответ Кубе». Новые Partagas настолько пришлись по вкусу американцам, что занимали второе место среди импортных сигар. Кубинцы восприняли новость с мужественным спокойствием: фабрика–то стоит на месте (новое название – Fernando Perez), плюс к тому «родные» Partagas крутят еще на 11 фабриках, и спрос яростно опережает предложение, увы, постоянно искушая соблазном немножко, только на этот раз, поступиться качеством...

Что предпочесть? Кубинские сигары – это кубинские сигары, но их делают другие люди. А «те» люди создали некубинские марки – и потрудились на славу, вдумчиво и талантливо. Их творения частенько занимают в рейтингах более высокие ступеньки, оттесняя кубинские марки на второй план. Это, пожалуй, понятно – государственный характер экономики Острова свободы неизбежно отзывается на качестве благородного продукта. Сигарный мир в итоге выиграл: многие некубинские сигары необыкновенно хороши. Каждый бренд, каждая витола – это индивидуальное творение, за ним стоит судьба и характер, и его не было бы, если бы не какой–нибудь специалист, изгнанник, талант... За ними стоят биографии: крушения, надежды, поступок, победа. История такова, что мелкий шрифт в описании сигары не переводится без рассказа о драматических приключениях. Так что означает «Cuban seed tobacco»? Это сорта кубинского табака, выращиваемые за пределами Кубы. Это значит, что в 1961 году гаванец Хуан Бермехо не только укрывал в своей квартире друзей–«капиталистов», пытающихся бежать с Острова, но и чудом вывез 8 фунтов отборных семян, под видом дипломатического груза. Все последующие урожаи Cuban Seed выросли из этого ящика... Некоторые прославленные бренды возникли за пределами Кубы «диким» способом: та или иная компания просто регистрировала имя – как в первый раз. Так вышли па рынок некубинские Romeo у Julieta. Что нисколько не умаляет достоинств этих сигар: имя именем, а дальше решает потребитель. Те же Romeo у Julieta одновременно появились в Доминикане и в Гондурасе, но гондурасские провалились в начале 90–х – не понравились курильщикам. Естественно, кубинские госмонополии зарегистрировали свои бренды по всему миру. Всевластная Cubatabaco (с 1994 года переименованная в Habanos S.A.) ставила условие своим дистрибьюторам: no pasaran. Никаких тезок, аналогов, однофамильцев. Поэтому, как правило, в той или иной стране есть или кубинские, или некубинские раздвоенные бренды. Приятное исключение составляют некоторые страны беззаботной Латинской Америки и Канарские острова. В России традиционно сильны позиции кубинцев, правда, здесь очень, очень много поддельных сигар. Информация сокращает расстояния, люди свободно путешествуют, заходят в сигарные магазины в разных странах, читают сигарные журналы с интернациональными «слепыми» дегустациями и по–разному относятся к полувековому суровому эмбарго. Американцам явно не повезло: железный экономический занавес стоит крепко. Пожалуй, ароматные habanas – самый невинный в сегодняшнем мире запретный плод. Но какой запретный! Несколько лет назад, в 1995 году Treasury Department направило RTDA (Объединению табачных дилеров Америки) серьезное официальное письмо: американский гражданин может ввезти кубинские сигары на сумму не более 100 долларов только для личного употребления (читай: выкуривания) из дозволенного визита на Кубу, и никогда – из «третьих стран». Особо упомянуты Канада и Великобритания. Проникшие в страну иными способами сигары – вне закона, и их нельзя покупать, продавать, перевозить. Дарить их тоже нельзя. Расплата: штраф от $50000 до 250000 и тюремное заключение до 10 лет. И надо признать, власти относятся к нашему сюжету вовсе не формально: например, в августе 1998 года в Нью-Йорке было заведено дело об outlaw cigar aficionados (криминальных любителях сигар), и шестерым нью-йоркским банкирам, бизнесменам и рестораторам действительно светила тюрьма – за нарушение Акта о торговле с враждебным государством.

Естественно, американский путешественник, оказавшись за пределами родины, торопится в сигарный магазин, как европейский студент, оказавшийся в Амстердаме, – в Coffee Shop...

Порой «сигарную общественность» сотрясают странные судебные процессы. Например, «скандал Cobiba». Дирекция General Cigar Co в 1981 году подумала: а почему бы не зарегистрировать на территории США марку Cobiba? Эти восхитительные «правительственные» сигары появились в Гаване только в 1968 году, после всех революций и потрясений. Но все равно, с точки зрения американской юрисдикции, какие–либо кубинские права, как и весь Остров, считай что не существуют вовсе... Кубинское правительство потеряло терпение – в 1997–м подало грозный иск, и дело несколько раз разбиралось в суде, в результате все остались при своих: очередное заседание состоится в сентябре 2002 года.

Регулярно ловят контрабандистов. Все равно, по самым скромным оценкам, от трех до семи миллионов гаванских сигар попадает ежегодно на территорию страны – из тех самых «третьих стран», в портфелях и чемоданах, в дипломатах и дамских сумочках. Перепродажные цены на них запредельны, и все это служит хорошим подспорьем черному рынку – как, впрочем, любые запреты на радости жизни. В Интернете видимо-невидимо сайтов, которые обещают доставить посылку с приобретенными вами он–лайн гаванами в любую точку земного шара, и много этих точек находится как раз на территории США. Почтовые службы не вскрывают все посылки, так что продолжается игра в сигарную рулетку: вас либо поймают – либо нет. Наградой эдакому смельчаку будет ароматная затяжка после ужина. Стоит ли рисковать? Вопрос без ответа.

Главное, совершенно непонятно, что будет дальше. Эмбарго не вечно (хотя США по отношению ко многим экономикам мира занимают позицию строгого, но справедливого ментора). Кубинский режим – бревно в глазу – в его нынешнем состоянии тоже не вечен.

Когда эмбарго, по тем или иным причинам, будет отменено, мир будет переделен по–новому между сигарными брендами. Как – не знает никто, например, потому, что существует компания Altadis. Это очень интересный сюжет, но вкратце дела обстоят следующим образом.

В октябре 1999 года бывшая французская табачная монополия SEITA, десятилетиями закупавшая кубинские сигары для Европы, слилась с бывшей испанской монополией Tabacalera S.A,, имевшей сильные позиции в Южной и Центральной Америке, образовав компанию Altadis Group. Последняя приобрела Consolidated Cigar Corporation, которой принадлежит львиная доля упоминавшихся здесь «некубинских кубинских» брендов, сделав ее своим американским отделением. (И тут же аккуратно проникла на российский рынок, до сих пор имеющий особые отношения с Кубой. В России она представляет только бренды, никогда не замеченные на кубинской территории.) В 2000 году Altadis Group приобрела пакет акций в старом добром Cuban Cigar Brands, а через три месяца – 50% акций Corporacion Habanos, кубинской государственной сигарной монополии. Небольшие листы бумаги с надписями «простая», «именная», сделали невозможное: держатели воюющих Antonio у Cleopatra, Cabanas, H.Upmann, La Corona, Montecristo, Por Larranaga, Romeo y Julieta оказались в одном лагере. Потому что «некубинские кубинские» сигары специально для изнемогающих от эмбарго США и некоторых других стран и «кубинские кубинские» сигары для остального человечества реально производит и продает один и тот же грандиозный холдинг (27% мирового рынка). Что ожидает сигарный мир, когда изменится кубинский режим, когда падет эмбарго?


 
Journey on Sudak / Путешествие по Судаку » The general / Общая » Вредные мужские привычки » ОБЩИЕ ЗНАНИЯ
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: