Четверг
01.10.2020
05:16
Приветствую Вас Гость
RSS
 
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО СУДАКУ
Главная Регистрация Вход
История Судака - Journey on Sudak / Путешествие по Судаку »
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Journey on Sudak / Путешествие по Судаку » The general / Общая » Все о Судаке » История Судака
История Судака
ShedrinДата: Вторник, 05.06.2007, 12:49 | Сообщение # 1
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2915
Статус: Offline
Современный город Судак расположен приблизительно в средней части Южного берега Крымского полуострова, в 47 км к северо-востоку от г. Алушты и в 42 км к северо-западу от г. Феодосии. В древности город называли по-разному: византийцы – Сугдеей, итальянцы – Солдаей или Сулданей, в древнерусских источниках – Сурожем, а в арабских – Судаком. Последнее название он носит и сегодня. Благодатный климат и выгодное географическое положение Крымского полуострова, и особенно его южного побережья, издавна привлекали к себе внимание и были известны многим народам. В эпоху Великой греческой колонизации одним из её направлений было Северное Причерноморье, и в частности Таврика, как тогда называли современный Крым. Новое название полуостров получил значительно позднее, когда город Солхат (современный Старый Крым), заложенный золотордынцами в 60 – гг. XIII в., стали называть Эски-Крымом или Крымом, что в переводе с тюркского означает ров. Позднее, как это нередко случалось в истории, название города и стало использоваться для наименования всего полуострова. Греки-переселенцы начали осваивать восточную часть побережья полуострова с VI в. до н. э. и в непосредственной близости от Судака в это время был основан город Феодосия, который, несмотря на сложные перипетии тысячелетий истории региона, сохранил свое название до сегодняшнего дня. В то далекое время на территории Горного Крыма жили племена тавров, которые находились на первобытной стадии развития, и потому представлялись грекам диким народом. К тому же местное население встретило пришельцев враждебно, и долгое время эпохи между этими этническими массивами происходили военные столкновения. В ближайшей округе Судака, а также на территории Судакской крепости, известны памятники кизил-кобинской археологической культуры или тавров, как именуется этот народ в письменных источниках. Основание первого поселения на месте более поздней Судакской крепости, от которого ведет свою историю современный Судак, относят к античной эпохе, когда оседлое население Восточной Таврики, вне зависимости от этнического происхождения, усвоило основные традиции греческой, или в более широком понимании античной культуры, и стало пользоваться в повседневной жизни греческим языком. В середине ХIХ в. в библиотеке православной академии Св. Троицы на острове Халки, расположенном в южной части Мраморного моря, начальником греческого лицея в Стамбуле И. Ф. Патроклом был обнаружен так называемый сугдейский синаксарь конца XIII в. - наиболее важный письменный источник по истории греческой общины Сугдеи-Судака Текст книги представлял собой сборник чтений в память святых распределённых по дням церковного года, где также кратко был изложен порядок службы во время Великого Поста и Пасхи. Такой текст обычно помещался в сборнике после евангельских и апостольских чтений. За время пребывания рукописи в монастыре Богородицы Скутариотиссы Сугдеи на её полях появилось множество заметок, в основном некрологов. Они содержали краткие сведения об усопшем, выполняя роль аналогичных русских синодников. Помимо сведений об усопших обитателях монастыря, на полях имелись и заметки исторического содержания, которые проливают свет на многие ранее неизвестные страницы истории города, а также дополнения и исправления к основному тексту, необходимые в местной литургической практике. В одном месте на полях синаксаря анонимный автор, живший в монастыре в 1296 г., написал следующий текст: “Построена крепость Сугдеи в 5720 г. и прошло от основания Сугдеи доныне, то есть до 6804 г. - 1084 года”, т. е. путем несложных арифметических подсчетов получается 212 г. н. э. Такая же хронология дана еще в двух заметках на полях синаксаря, датированных соответственно 1312 и 1411–1412 гг. Учитывая столь позднюю дату источника, закрадывается сомнение в подлинности события, зафиксированного писцом, так как все записи помещены на одной странице синаксаря, под 28 февраля по старому стилю (по новому 13-14 марта). А две более поздние, вероятно, являются копиями записи 1296 г. Откуда мог житель Сугдеи в конце XIII в. узнать реальную дату основания родного города? Вполне возможно, что в его время в монастырской библиотеке сохранились какие–то письменные источники, повествующие о событиях III в. Но следует учитывать, что слишком часто за свою тысячелетнюю историю город разорялся врагами почти полностью. Сугдея не была известна и как центр переписки книг. Поэтому можно предположить, что монах сугдейского монастыря узнал эту дату из какой-то надписи на монументальной плите, вмонтированной в крепостную стену или какое-то иное сооружение, которую в конце XIII в. он еще мог видеть. Но в III в. Юго-Восточная Таврика входила в состав Боспорского царства и событие, которому была посвящена надпись, должно было датироваться по боспорской эре или по годам правления римского императора. Остаётся только гадать, как монах в XIII в. мог перевести её в принятое в восточно-христианском мире летоисчисление, которое велось от сотворения мира. С другой стороны, о возможности основания античного поселения на месте Судакской крепости в 212 г. н. э. свидетельствует ряд косвенных данных. Судя по сообщению автора первой половины II в. н. э. одного из описаний плавания по Черному морю Арриана, на побережье, между Феодосией и мысом Бараний лоб (м. Аю-Даг), располагалась покинутая гавань тавро-скифов, которую он называл Афинеоном. Неоднократно этот пункт ученые пытались локализовать, то в районе между пос. Курортное и Коктебелем, то в Судаке, где в 1967 г. на дне Большой Судакской бухты, были найдены фрагменты амфор рубежа н. э. А в настоящее время предложена гипотеза, согласно которой с Афинеоном, упомянутым Аррианом, следует связывать небольшое укрепление на склоне г. Караул-Оба в 10 км западнее Судака. Сейчас трудно сказать, так ли называлась эта крепость, но раскопки, проведенные на берегу Кутлакской бухты, свидетельствуют, что в правление боспорского царя Аспурга (10/11 – 37/38 гг.) здесь, видимо, уже существовало небольшое боспорское укрепление. Рельеф местности позволяет предполагать, что связь с ее гарнизоном поддерживалась в основном морем и его основная задача заключалась в охране морских коммуникаций от посягательств варваров. Эта античная крепость, датирующаяся второй половиной I в. до н.э. - началом I в. н. э., расположена на западном отроге г. Караул-Оба у Кутлакской бухты, в 4 км к юго-востоку от с. Веселое. Укрепление представляет собой пятиугольник с башнями по углам. На его территории исследовано четыре постройки и крупный колодец. Две из них казарменного типа. Одна казарма состояла из шести помещений, а вторая - из пяти, одно из которых являлось ремесленным. Ремесленный характер носила еще одна двухкамерная постройка. Перед восточным входом в крепость открыт участок обширной площади, на которой исследована каменная лестница, ведущая на боевую площадку стены. Эти строительные остатки, которые в настоящее время реставрированы, можно осмотреть в ходе отдельной экскурсии. В 1986 г. при раскопках к западу от Безымянной башни Сугдеи, вместе с лепной керамикой и наконечниками стрел, был найден фрагмент мраморной плиты с текстом на древнегреческом языке, в котором упомянуты некто Папий, Савромат и дважды Фарнак - имена, характерные для боспорской антропонимики первых веков н. э. Издатели надписи по особенностям шрифта отнесли ее к концу II-началу III вв. н. э. и датировали временем правления боспорского царя Савромата II (174/175–210/211 гг.). Несмотря на то, что датировка памятника по особенностям палеографии не может считаться бесспорной, она хорошо согласуется с приведенными данными сугдейского синаксаря. В пользу сказанного также свидетельствуют надпись времени правления боспорского царя Рескупорида II (211/212 – 228/229 гг.), найденная в 15 км от Судака, в г. Старый Крым, а также фрагмент посвящения Деметре, обнаруженный в кладке позднесредневековой церкви монастыря св. Георгия на г. Манджил — Кая, которое также относится к III в. н. э. О том, что на месте Судака существовало более ранее поселение свидетельствуют монеты боспорских царей Фофорса (285/6 — 309/10 гг.) и Рескупорида IV (242/3 — 276/7 гг.), найденные в портовой части, а также данные радиоуглеродной датировки крепостных стен первого строительного периода на северном склоне г. Крепостной и Приморского укрепления, по технике кладки соответствующие строительным традициям позднеантичного Боспора. В ближайшей округе Судака известно несколько поселений относящихся ко II-IV вв. Это знаменитое своими монетными кладами поселение в с. Дачное (бывший Таракташ), и возможно, поселения в с. Междуречье (Ай-Серез) и Солнечная долина (Козы). На первом из них в 1995 г. был исследован языческий культовый комплекс II-IV вв. н. э. Исходя из археологических материалов, можно заключить, что материальная культура его обитателей довольно близка памятникам, оставленным населением Боспорского царства. Учитывая заинтересованность боспорских царей в освоении этого района, в настоящее время есть все основания предполагать, что в период Савромата II или несколько позже на месте будущей Сугдеи мог быть основан боспорский опорный пункт, гарнизон которого охранял от вылазок пиратов морские торговые пути, которые проходили вдоль юго-восточного побережья Таврики. Несмотря на то, что для утверждения о точном времени основания современного Судака данных все еще недостаточно, 212 г. н. э. как время начала жизни на его месте представляется вполне вероятным. Остается надеяться, что в ходе продолжающихся археологических исследований будут получены неопровержимые данные, которые подтвердят или опровергнут эту гипотезу. Самое раннее и надежное свидетельство существования Сугдеи содержится в работе неизвестного автора из г. Равенны, которая получила наименование анонимной равеннской космографии и написание которой относится к промежутку времени между концом VII и концом IX вв. Сейчас большинство исследователей считают вторую половину VII в. как наиболее вероятное время начала жизни в населенном пункте, получившем название Сугдея. Имя города иранского происхождения и хорошо согласует с тем, что именно аланами, которые хорошо известны по археологическим и письменным источникам в позднеантичный и раннесредневековый период на территории Таврики, был основан город. Косвенно сказанное подтверждается и тем, что в XVIII в. на Северном Кавказе, где также жили преимущественно аланы, был хорошо известен необитаемый аул Сугдаг, располагавшийся в 35 верстах от Владикавказа. Скорее всего, ойконом “Сугдея” восходит к древнеиранскому слову “Sugda” с корневым значением «чистый», «святой». А в одном персидском тексте зафиксирован наиболее близкий к оригиналу первоначального иранского названия города вариант Sougdaq. В греческой языковой среде это название приобрело традиционное окончание женского рода. Именно так город назывался в заметках на полях сугдейского синаксаря конца XIII в., которые оставил для нас неизвестный монах монастыря Богородицы Скутариотиссы. В течение всего средневековья греческая форма сосуществовала с оригинальной, которая зафиксирована источниками восточного происхождения (арабскими, тюркскими, персидскими). Следовательно, иранское происхождение слова “Сугдея”, не вызывает сейчас никаких сомнений.

 
ShedrinДата: Вторник, 05.06.2007, 12:50 | Сообщение # 2
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2915
Статус: Offline
Указанная дата основания Сугдеи подтверждается данными многолетних раскопок на территории памятника. Материал позднеантичного и раннесредневекового периода был зафиксирован редко. Но это обстоятельство, объясняется характером накопления археологических слоев памятника. Как сейчас установлено, ранние горизонты были почти полностью уничтожены во время строительства жилых домов в VIII и IX вв. носителями салтово-маяцкой культуры. При возведении построек VIII-IX вв. пол жилого помещения нивелировался. При этом все слои, которые могли содержать более ранний археологический материал, удалялись. Оставались нетронутыми только хозяйственные ямы, впущенные в материк. Одна такая хозяйственная яма, содержавшая византийскую кухонную и столовую посуду, а также амфоры VII в., была открыта в портовой части городища, а полуземлянка или хозяйственная яма того же времени зафиксирована при раскопках в 1993 г. Более ранние надежно стратифицированные слои до настоящего времени на городище не известны, хотя отдельные более ранние находки встречаются под полами построек VIII и IX вв.
Поэтому можно предполагать, что жизнь на территории Сугдеи возродилась еще в VIІ в., в ранневизантийский период. Находок этого времени также немного, но они более надёжны, чем те, которые относятся к более раннему времени. К сожалению, не всё, связанное с этими постройками, ясно, но, тем не менее, можно утверждать, что уже в середине VIІ в. в Сугдее существовало довольно мощное византийское укрепление, задачей которого была охрана каботажного мореплавания на маршруте от Боспора до Херсонеса-Херсона. В бухте Лимена-Кале начинает функционировать порт, а в портовой части городища Сугдеи возникает поселение. Участие жителей Сугдеи в торговых операциях в черноморском бассейне в конце VII в. подтверждает находки подвесных печатей византийских таможенных чиновников, торговые пломбы и мелкая свинцовая византийская пластика, обнаруженные в ходе подводных исследованиях на дне бухты. Выгодное географическое расположение Сугдеи, имевшей удобную корабельную стоянку, которая была расположена в одной из самых обширных долин и отгорожена от степной зоны горными массивами, явилось тем фактором, который способствовал быстрому освоению ее территории. Вероятно, около 670 г. Сугдея, как и вся Таврика, попала в сферу политических и экономических интересов кочевого народа -хазар, государственное образование которых - Хазарский каганат, окончательно сложилось в начале VIII в. и являлся в то время крупнейшим политическим образованием Восточной Европы. Хазарский каганат по своему устройству было конфедерацией кочевых и осёдлых племён алан, болгар, славян и других племён, объединенных военной силой тюрков - хазар. Представители появившихся на полуострове во второй половине VII в. кочевых ираноязычных и тюркоязычных племен оседают, в том числе и на территории крепости, и переходят к оседлости. Аналогичный процесс имел место не только здесь, но и на плато Тепсень, близ Коктебеля. Регулярная застройка Сугдеи первоначально была только в портовой части. Здесь в ходе раскопок были обнаружены жилые дома первой половины VIII в., в конструкции которых прослеживаются влияния византийских традиций домостроительства. Византийские черты приобретает и быт населения. В результате изучения истории Таврики конца VII – середины VIII вв. сейчас ученые все больше склоняются к тому, что нет оснований говорить об установлении здесь хазарского господства или «протектората» над наиболее важными приморскими центрами, в том числе и Сугдей, которые продолжают сохранять провизантийскую ориентацию. Здесь складывается военно-политический союз Византии и хазар, который поддерживался поступлением золота и богатых даров кочевнической знати, а иногда и династическими браками. Со времени Юстиниана II в Таврике сложился режим совместного управления Византии и хазар, который заключался в демилитаризации и совместных доходах от торгово-пошлинных операций в регионе. Иными словами, это был обоюдный контроль империи и Хазарского каганата в контактной зоне при сохранении значительной самостоятельности местных органов управления, в первую очередь в области внутренней политики. Основным письменным источником, позволившим осветить историю Сугдеи VIII в. является «Житие св. Стефана Сугдейского». В этом источнике она упоминается как город цветущий, богатый, хорошо укрепленный, с многочисленным полиэтничным населением. Эти сведения подтверждаются археологическим материалом. Археологическими исследованиями слой VIII в. зафиксирован лишь Портовой части Сугдеи и материалов для характеристики материальной культуры населения пока недостаточно. Но необходимо подчеркнуть, что элементы салтово-маяцкой культуры, которая отождествляется с хазарами, зафиксированы не были. На северном склоне Крепостной горы, на участке куртины XIV, в середине VIII в. возникает христианский некрополь, состоявший из каменных склепов византийского типа, где погребались представители городской элиты. Рядом с ними находились обычные грунтовые могилы рядовых граждан. Судя по данным “Жития св. Стефана Сурожского”, городом во второй половине VIII в. управлял хазарский наместник, хотя, многочисленные находки печатей византийских официальных лиц говорят о тесных связях с Византийской империей в это время. С появлением в Сугдее византийцев VIІ в. в мировоззрении жителей города всё более значительную роль начало играть христианство. Миссионерская деятельность христианских проповедников особенно усилилась в период иконоборчества в Византии. Это движение зародилось в высших слоях византийского общества, как результат стремления полного подчинения церкви государству, под предлогом борьбы с идолопоклонничеством, которая была обусловлена также экономическими притязаниями знати на имущество церкви. Весьма показательно, что она велась на фоне кровопролитных войн с арабским халифатом и славянскими племенами, когда большая часть провинций Византийской империи попала в руки внешних врагов. Таврика, которая находилась на значительном удалении от центральной византийской власти, в этот период стала прибежищем многочисленных сторонников иконопочитания. В первой половине VIII в. Сугдея становится епископальным центром. Его основателем стал святой епископ Стефан Сурожский, посланный в Таврику византийским императором Львом III Исавром (717 – 741 гг.), основной его заслугой было обращение в христианскую веру жителей города. Благодаря влиянию христианства, практически во все периоды истории города большинство населения говорило на греческом языке и исповедовало христианство греческого обряда. К середине IX в. н.э., с повышением статуса города и роста количества населения, территория Сугдеи расширяется примерно в три раза. Новыми крепостными стенами, была обнесена не только территория портовой части города, но и весь северный склон Крепостной горы, площадью около 12 га. Оборонительные сооружения располагались на той же линии, что и сохранившиеся до наших дней стены и башни. Но все видимые над землей объекты сооружены в генуэзское время, а первоначальные фортификационные и сооружения другого назначения фиксируются только во время археологических раскопок. В период VIII – IX вв. Византийская империя переживала период экономического и политического упадка, вызванного иконоборческим движением и обострением внешнеполитической ситуации. На фоне этого Сугдея являла собой контраст с другими имперскими городами. Она сосредоточила экономическую активность других центров восточной части полуострова, которые постоянно подвергались нападениям кочевников, и Сугдея в этом регионе практически оставалась единственным торговым центром Византии. В письменных источниках упоминается присутствие в городе и хазарских чиновников, исполнявших, вероятно, какие-то таможенные функции в приморских византийских городах, находившихся на границе Хазарских владений. Но сам город оставался под властью Византии. Несмотря на постепенное утверждение в городе христианства, часть населения продолжала отправлять языческие обряды. На участке куртины XV исследованы остатки святилища, обнесенного каменной оградой и состоявшего из хаотически разбросанных небольших очагов для жертвоприношений. За пределами Сугдеи в середине VIII в. возникает городской некрополь, занимавший обширную площадь на одном из южных отрогов г. Перчем. Среди захоронений есть совершенные по языческому обряду, рядом с ними христианские, а также те, которые совмещали и ту, и другую традицию, что иллюстрирует процесс постепенного проникновения христианства в быт и обычаи городского населения. На протяжении VIII – первой половины Х вв. горожанами используются старые крепостные стены. За все это время они так и не были усилены ни одной башней. Политическая ситуация на полуострове в это время была стабильной и необходимости в мощных фортификационных сооружениях не было. Причиной этого на фоне сложной международной обстановки, дружественные отношения между Хазарией и Византией, объединенных общей задачей борьбы с арабами в Закавказье и Малой Азии. С конца VIII – начала IX вв. начинает нарастать византийско-хазарское противостояние, которое выразилось в создании нового византийского административного и военного округа с центром в Херсонесе, а после гибели хазарского каганата в конце X в. Судак, как и вся Юго-Восточная Таврика, переходит под полный контроль Византийской империи. С середины IX в. начинает застраиваться северный склон Крепостной горы и в связи с увеличением количества жителей возникает новый крупный городской некрополь, остававшийся главным городским кладбищем на протяжении всей средневековой эпохи. Сугдея этого времени, являясь сравнительно небольшим византийским городом, имела обширные предместья. В ближайшей округе Сугдеи обнаружены остатки гончарных печей для производства амфор, массовое производство которых в раннесредневековых центрах Таврики, свидетельствуют о высоком уровне развития виноградарства и виноделия. Ведь амфоры были предназначены исключительно для перевозки этой продукции на кораблях. В 30-е гг. Х в. Таврика становится ареной борьбы между Византийской империи с Хазарией, которые к тому времени разорвали союзные отношения. Ход событий того времени позволяет реконструировать письменный источник, так называемый Кембриджский Аноним. Он свидетельствует, что после преследований христиан, начатых хазарским правителем Иосифом в ответ на гонения иудеев в Византии при императоре Романе I Лакапене (913 – 945 гг.), последний договорился с киевским князем Игорем о совместных антихазарских действиях. Соблюдая союзнические обязательства, Игорь в 940 г. посылает подчиненного ему князя c дружиной не только разгромить хазарские владения в Крыму, но и попытаться закрепиться на полуострове. Большая часть христианизированного населения Таврики, недовольного гонениями христиан, не оказала им серьезного сопротивления и поддержала союзные империи древнерусские войска. Каганат ответил карательной акцией под руководством полководца Песаха, которому удалось разгромить большинство поселений. Воспользовавшись походом и победами Песаха, на территорию полуострова начинает переселяться значительная масса сложного в этническом плане тюркского населения с Северного Кавказа. Результатом этого стала гибель большинства сельских поселений в восточной и южной части полуострова. Разгрому подверглась и Сугдея, в портовой части которой зафиксированы следы пожаров того времени. Жизнь на территории города, однако, не прекратилась, а материальная культура Восточного Крыма и Сугдеи приобретает ярко выраженные византийские черты. Город начинает укрепляться. Крепостные стены усиливаются башнями, что свидетельствует о нестабильной ситуации и постоянной военной опасности. Во всем остальном, городская инфраструктура не претерпевает существенных изменений. В качестве жилья используются постройки предшествующего времени, часто перестроенные и отремонтированные, но появляются и новые дома. На участке куртины XV возникает интересный культовый объект представлявший собой зольник, т.е. место, куда в ритуальных целях сносили золу и пепел из домашних очагов. Все эти действия сопровождались принесением в жертву посуды, пищи, украшений и предметов вооружения. Не исключено, что появление этого комплекса, связанного с культом огня, является следствием влияния идеологии зороастризма. Переселение сюда выходцев с Иранского нагорья, отправлявших традиционные домусульманские культы, фиксируется в Северном Причерноморье и Юго-Восточном Крыму начиная еще с середины IX в. До второй половины Х в. в Таврике существовала лишь одна византийская военно-административная единица - фема Херсона и Климатов в юго-западной части полуострова. Но уже к концу Х в. в его восточной части создаются еще две - Боспора и Сугдеи. Их возникновение свидетельствует об усиленном внимании византийской власти к укреплению северных форпостов империи, что было характерной чертой Византийского государства в последней трети Х в. Хазарский каганат, прекративший к этому времени свое существование, уже не сдерживал орды кочевников, хлынувших в Причерноморские степи из Средней и Центральной Азии. Одновременно с этим, в районе современного Керченского пролива появляются опорные пункты руссов, большую часть из которых составляли скандинавы, начавшие проникать сюда еще в середине IX в. В конце Х в. на восточном берегу пролива возникает древнерусское княжеством с центром в Тмутаракани (совр. станица Сенная на Таманском полуострове), что дестабилизировало ситуацию в регионе. Такая расстановка сил не устраивала Византийскую империю. Поводом для изменения сложившейся ситуации послужил мятеж Георгия Цуло на Боспоре в 1015 г. В ответ на это в следующем году последовала экспедиция византийского флота. Для подавления мятежа, помимо византийского отряда, были привлечены руссы, возглавлял которых Сфенг, названный в источнике братом киевского князя Владимира. О подробностях военных действий источники умалчивают, известно лишь, что поход оказался удачным, и византийская власть на полуострове была восстановлена.


 
ShedrinДата: Вторник, 05.06.2007, 12:51 | Сообщение # 3
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2915
Статус: Offline
В X вв. Сугдея достигает своего наивысшего расцвета. Город становится крупнейшим торговым центром Таврики и всего Северного Причерноморья. Порт Сугдеи связывал страны Восточной Европы и Киевскую Русь со странами Средиземноморья, Евразийские степи со странами Ближнего Востока и Западной Европы. Богатство и значение города в международной торговле не могло не привлечь внимание сильных в военном отношении соседей.
С конца ХI в. Сугдея переживала политический и экономический расцвет, что было связано с появлением в Европе команов – кочевников тюркского происхождения, которых древнерусские источники называли половцами, а арабские – кипчаками. До появления татар они кочевали на территориях между Днестром и Доном, а в Таврике контролировали все юго-восточное побережье, вплоть до Ялты. Команы выступали посредниками в торговых операциях между народами Севера и Юга. Сугдея стала важным центром, через который осуществлялись связи между Византией, сельджукским государством и южной Русью, а также серьезным конкурентом Херсона – основного опорного пункта византийцев в регионе. Византия в то время не могла активно противостоять команам, так как была занята войнами с турками-сельджуками в Малой Азии, печенегами на Балканах, венграми, крестоносцами и норманами, и вынуждена была использовать половцев (каманов) в борьбе с печенегами, которые являлись тогда главной угрозой империи. Изменение политической ситуации, опасность со стороны печенегов и половцев, заставляет византийские власти города активно заниматься укреплением и совершенствованием городских укреплений Сугдеи. Именно в это время происходит ремонт перестройка крепостных стен, возводятся башни. С середины XI в. в городе начинают оседать кочевники. При исследованиях в портовой части Сугдеи обнаружен комплекс лепной керамики, имеющий аналогии среди печенежской лепной посуды. В погребальном инвентаре христианских могил городского кладбища появляются украшения и предметы быта, характерные половецких и печенежских древностей. В середине – второй половине XI в. расширяются связи Сугдеи и всего Юго-Восточного Крыма с Древнерусским государством и, прежде всего, с Тмутараканским княжеством. Об этом свидетельствую находки древнерусских вещей в погребальном инвентаре захоронений XI в. Поддерживались и активные торговые отношения с княжеством, о чем свидетельствуют находки подвесных печатей Тмутараканского князя Олега Святолавовича (Михаила) на дне портовой бухты. Для укрепления и централизации византийской власти в Таврике происходит объединение фемы Херсона и Сугдеи, о чем говорится в надписи херсонского стратига Льва Алиата 1059 г. Объединение управления в руках одного византийского должностного лица позволило противостоять угрозе со стороны кочевников и притязаниям Тмутараканского княжества. С конца XI в. город попадает под протекторат половцев, которые за выплату дани гарантировали жителям защиту от внешних врагов. Такая возможность им представилась в 1217 г., когда к Сугдеи подошла эскадра турок-сельджуков под командованием султана Ала-Эд-Дина-Кей-Кубада. На защиту города выступил 10-тысячный отряд половцев, но половцы потерпели поражение и турки заняли город, но поскольку поход преследовал грабительские цели, по истечении нескольких лет сельджукский гарнизон покинул Сугдею. 27 января 1223 г. после битвы на реке Калке, под стенами города впервые появились монгольские войска под предводительством Субэдэя и Джабэ. Монгольское войско, перезимовало в Крыму, одновременно разорив большинство городов и поселений на полуострове, весной того же года отправилось на соединение с основными силами Чингиз-Хана — в Центральную Азию. Снова монгольское войско Бату-Хана появилось здесь 26 декабря 1239 г. после похода в Северо-Восточную Русь. Как и в прошлый раз, население в страхе перед завоевателями покинуло город. Часть монгольского войска, отдохнув на зимних пастбищах, ранней весной 1240 г. отправилась в поход на Киев и дальше в Западную Европу. После образования Золотоордынского государства, столице которого стал город Сарай-Бату на Нижней Волге, Сугдея, как и вся юго-восточная часть полуострова, входит в состав Крымского улуса Золотой Орды, администрация которого ежегодно с 1249 г. собирала дань для золотоордынского хана. Но и после утверждения татарского господства Сугдея сохранила внутреннее самоуправление, основы которого были заложены в византийский период ее истории, хотя в системе административного управления Таврики произошли серьезные изменения. Но, несмотря на негативные последствия монгольского завоевания, с середины XIII в. судя по археологическим источникам, на территории полуострова наблюдается демографический взрыв и появляется огромное количество новых поселений, что было следствием благоприятных экономических условий. Арабские источники второй половины XII – начала XIV вв. из всех торговых центров полуострова упоминают почти исключительно Сугдею. В первой половине XIV в., во время правления хана Узбека, в Золотой Орде в качестве официальной религии было принято мусульманство. С этого времени золотоордынские наместники Крыма под предлогом религиозной борьбы изгоняют из города местных жителей-греков, а к 1327 г. разрушают византийские укрепления, следуя традиции кочевников, считавших, что настоящие воины должны сражаться в открытом поле, а не прятаться за крепостными стенами. Город, пользовавшийся до этого правами самоуправлением, попадает под непосредственную власть крымского улус-бека Толак-Темира. Но результаты археологических исследований показывают, что в начале XIV в., Сугдея не приходит в упадок, а превращается в один из провинциальных золотоордынских центров, с развитой городской культурой, ремеслом и торговлей.


 
ShedrinДата: Вторник, 05.06.2007, 12:51 | Сообщение # 4
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2915
Статус: Offline
Становление в евразийских степях Монгольской империи коренным образом изменило геополитическую ситуацию в бассейне Чёрного моря, а Крымский полуостров ко второй половине XIII в. превратился в одну из основных перевалочных баз европейской и, прежде всего, итальянской торговли. Наличие Монгольской империи создавало чрезвычайно благоприятные условия для относительно безопасного торгового обмена между Западной Европой и Средиземноморья со странами Восточной Европы и Дальнего Востока. Итальянские торговцы не могли упустить столь выгодной ситуации.
После IV крестового похода (1204 г.) и постепенного исчезновения одного за другим государств крестоносцев на Ближнем Востоке, торговые пути, которые использовались итальянцами, постепенно стали смещаться к северу. Старые рынки Египта и Сирии продолжали посещаться торговцами из Италии так же интенсивно, как и в предыдущий период, но новые условия препятствовали продолжению их активного освоения. Земли же ослабленной Византии давали выход энергии авантюризма и предпринимательства, столетиями копившейся на юге Западной Европы. Византийские анклавы, разбросанные по северным берегам Чёрного моря, не в силах были противостоять притязаниям итальянцев и, тем более, агрессивному давлению на них монголов. Монгольские ханы, захватившие во второй четверти XIII в. Северное Причерноморье, проявляли заинтересованность в присутствии на своих землях иностранных торговцев, в том числе и западноевропейских. Заплатив трехпроцентную пошлину, эти купцы получали от имени монгольского хана гарантированное право, ничем не рискуя, пересекать континент от Чёрного моря до Жёлтого. Поэтому за обладание портами на берегу Черного моря между представителями различных государств велась ожесточенная борьба. Активное проникновение итальянцев в регион через какое-то время стало сопровождаться захватом опорных пунктов вблизи морского побережья. Но расстановка сил в регионе требовала закрепления прав на эти приобретения путём заключения соответствующих договоров с местными властями. Юридически эти владения включались в состав европейской метрополии, но из центра они управлялись только в моменты сложных конфликтов. В более спокойной обстановке местная администрация пользовалась известной долей самостоятельности. Укрепление золотоордынского государства сопровождалось значительными этническими изменениями в северопричерноморском регионе. Присутствие итальянцев ещё более усложняло эти процессы. В результате складывались все условия для формирования особого черноморского культурно-экономического региона, который стал зоной контакта нескольких культур: византийской, степной евразийской, ближневосточно-малоазийской и западноевропейской. Все эти элементы сыграли свою роль в формировании особого северо-причерноморского конгломерата политических, этнических и культурных образований, связанных единством места, времени, исторических судеб, экономических интересов и, наконец, общности культурообразующих признаков, вне зависимости от этнической принадлежности. На первом этапе проникновения итальянцев в бассейн Чёрного моря было основано несколько относительно небольших, но экономически заметных опорных пунктов для перегрузки товаров с морского транспорта на сухопутный и наоборот (Каффа, Тана, Трапезунд). Несмотря на имевшие место военно-политические столкновения с татарами, а так же конкурентную борьбу между отдельными итальянскими городами - государствами, эти торговые фактории в первой половине XIV в. превращаются в крупные центры международной торговли. К середине того же столетия процесс освоения итальянцами Причерноморья вступает в новую фазу. Кризис трансконтинентальной торговли, ставший реальностью к середине XIV в., ограничил круг черноморских торговых операций обменом между странами Восточной Европы и Средиземноморья. А к XV в. наметилась тенденция к сужению его до пределов исключительно черноморского бассейна. Это обстоятельство стало основной причиной активного освоения генуэзцами территорий в южной и восточной части Крымского полуострова, а также Тамани, которые должны были стать гарантом продовольственной и отчасти экономической безопасности крупнейшего генуэзского города в Крыму – Каффы (современной Феодосии). В первой половине XIV в. практически на всём побережье Чёрного моря появилась целая сеть крупных и мелких поселений, основанных выходцами из двух наиболее развитых морских североитальянских городов Венеции и Генуи. Первенство в процессе освоении новых территорий принадлежало генуэзцами, к тому времени уже прочно обосновавшимся в Крыму. В 1260 г. генуэзцами была основана крупная торговая фактория Кафа. В Сугдее же с 70-х гг. XIII в. появились их конкуренты - венецианцы. Формально Сугдея не подчинялась Венеции, а находилась в зависимости от хана Золотой Орды. В Золотой Орде после смерти хана Бердибека в 1359 г. начался длительный период междоусобной борьбы, главную роль в которой сыграл беклярибек (главный министр при хане) Мамай. Генуэзцы, успешно воспользовавшись периодом смут, окончившемся только в конце 1380 г., смогли захватить практически всё Крымское побережье, изгоняя отовсюду венецианцев и постепенно вытесняя представителей золотоордынской администрации. 19 июля 1365 г. вооруженный отряд из Каффы вступает в Сугдею – старый византийский торговый центр, потерявший былое значение за тридцатипятилетний период жизни под непосредственной властью татар. С этого времени начинается генуэзский период в истории города, который стал называться Солдаей. За сто десять лет своей генуэзской истории он вновь стал одним из значительных городов средневеково Крыма. До захвата генуэзцами город оставалась прежде всего торговым центром, а при генуэзцах Сугдея стала замком, оборонительным рубежом на подступах к Каффе, центром сельскохозяйственного округа, а вся международная торговля была сосредоточена исключительно в Каффе Обосновавшись на территории Сугдеи, генуэзцы приступили к восстановлению крепостных стен, общественных зданий и городской инфраструктуры. Археологические исследования 80 х гг. ХХ в. свидетельствуют, что генуэзские укрепления были построены на месте византийской оборонительной линии, окончательно сформированной к началу XIV в. В первую очередь на вершине Крепостной горы была сооружена цитадель, а большая часть города обнесена земляным валом. Восстановление внешней линии обороны начинается не позднее 1385 г., когда при генуэзском консуле Джакомо Торселли была построена западная привратная башня. Первоначально консул в Солдайе являлся юридическим представителем латинского меньшинства в городе, которого с 1287 г. назначала Венеция, а с 1299 г. Генуя. Но после установления полного контроля над городом в его руках уже были сосредоточены все функции управления городом, которые он осуществлял от имени «Великой коммуны Генуи». Ни в пору расцвета, ни в пору упадка, Генуя не отказывалась от права назначать это должностное лицо и не позволяла сделать его выборным. Из надписей, обнаруженных в Сугдее, известны имена целого ряда консулов. Первый из известных Леонардо Тартаро исполнял эту должность в 1371 г., а последний - Христофоро ди Негpo в 1474 г. Следовательно. Институт управления колонии не менялся до захвата крепости турками. В уставе, принятом в Генуе в 1449 г., достаточно подробно сказано о системе управления и генуэзской администрации Солдаи. Консул являлся главой крепости и ее ближайшего округа. Он управлял обороной города, сбором налогов, утверждал сельских старост – протосов, которых избирали сами жители поселков. До 1453 консул исполнял еще обязанности кастеллана, массария и капитана, а позднее особых кастелланов, т.е. военных начальников городских замков, присылали из Каффы или непосредственно из Италии. Консул Солдаи подчинялся в решении особенно важных вопросов консулу Каффы и специальных должностных лиц-синдиков и не был полностью самостоятельным. В Уставе сказано, что в городе должен быть переводчик, знающий латинский, греческий и татарский языки, специальный секретарь, а также нотарий. Важнейшим помощником консула в его практической деятельности был попечительный совет, который состоял из одного латинянина и одного грека, которых выбирал консулом. В их компетенцию входило следить за запасами оружия, амуниции и продовольствия в крепости, составлять инвентарь крепостного имущества, наблюдать за строительными работами, на которые выделялись средства из налога на виноградники, и, наконец, взимать всяческие сборы и налоги, определяемые консулом. Важным в деятельности этих представителей солдайской администрации было признание за ними права указывать консулу на то, что они сочтут полезным для Солдайи, и обращать его внимание на неисполнительность чиновников. Кроме того, на них возлагалась обязанности определенной степени контроля за деятельностью консула. Консул не мог владеть земельным участком или виноградником в пределах Солдайи, не имел права выезжать на большую охоту, ему запрещалось брать что-либо из привозимых на продажу в Солдайю продуктов, он не имел права вмешиваться в дела приходящих в порт торговых судов, которые направлялись в Каффу или в другие места. После вечернего звона консул не мог удаляться с территории Солдайи. Надзор за порядком в городе был поручен особому лицу, которое названо в уставе кавалерием. Этот надзиратель должен был, согласно особой статье устава, пресекать нахождение граждан вне домов после вечернего звона. Устав позаботился и о медицинской помощи жителям, назначив жалование «одному цирюльнику, сведущему в хирургическом искусстве». Вслед за брадобреем упомянуты епископ, получавший жалование от казны, и с другие служащие. Водопроводную систему обслуживал мастер, получавший ежемесячное жалование из казны. Помимо него, до 1 марта консулом и восемью лучшими гражданами избирались два человека, один латинянин, другой грек, для надзора за равномерным распределением воды по виноградникам. Они заботились также об изобилии воды в Солдайе и исправности относящихся к водной системе построек. За привозом продуктов на солдайский рынок следил чиновник. Особым должностным лицом являлся сотник, функции которого недостаточно ясны. Он имел в подчинении служащих, вместе с которыми раз в три года производил распределение сбора ежегодно суммы, уплачиваемой жителями за ночные караулы. Доли этих выплат должны были назначаться справедливо, так чтобы они не отягощали и не разоряли бедняков. Эти взносы составляли жалованье ночным сторожам. Ввиду того, что эти обязанности требовали честности, для избрания этого должностного лица глашатай созывал всех граждан Солдайи в городской совет. Общее собрание, намечало четырех кандидатов, из которых консул Каффы и его совет выбирали на эту должность только одного. Из статей устава известно, что по стенам крепости все время ходили трубачи, возвещавшие смену караулов и, тем самым, время населению. При Базарных воротах и Воротах предместий было по два привратника. Консул имел в личном распоряжении двух глашатаев, двух служителей и отряд личной охраны, состоявший из восьми человек, вооруженных и конных. Они являлись гонцами консула в Каффу, в окрестные селения и никогда не смешивались с крепостным гарнизоном. Помимо Судакской крепости на территории Судакского района расположено средневековое укрепление Чобан-Куле, которое относится к генуэзскому времени и датируется второй половиной XV в. Оно расположено на берегу моря в 5 км к западу от с. Морское, на каменистом холме, вытянувшемся с востока на запад, и ограничивается естественными склонами холма. Общая площадь памятника составляет не менее 2 га. Укрепление состоит из донжона, северо-восточной куртины, завершающейся с двух сторон круглыми башнями и примыкающими к ним фрагментами куртин. Установлено, что строительство фортификационных сооружений не было завершено, а сам замок связывается с именем братьев Гуаско. За пределами крепости на восточном склоне холма располагалось синхронное поселение, где исследован одноапсидный храм. Время господства генуэзцев в Судаке и его окрестностях длилось с 1365 по 1475 гг. После падения Константинополя в 1453 г. и захвата турецкими султанами черноморских проливов связь генуэзских колоний с метрополией значительно усложнилась. Чёрное море постепенно превращалось во внутреннее море Османской империи. Турецкая угроза заставила генуэзцев обратиться к своему старому сопернику – княжеству Феодоро, владевшего землями в Юго-Западной части полуострова, которому предложили заключить оборонительный союз, а также попытались договориться с татарским ханом Хаджи-Гериеем. Но последний при поддержке турок напал 14 июля 1454 г. на Каффу и заставил ее платить дань турецкому султану. Но этого туркам было мало. Султан Мехмед Завоеватель, как свидетельствует турецкий историк того времени, хотел захватить все побережье и насадить мусульманство в греческих городах. В его правление между татарским династом Эминек-Беем и ханом Менгли-Гиреем произошел раздор и последний нашел убежище в Каффе. Эминек-Бей обратился к турецкому султану за помощью и Мехмед приказал своему визирю Кедук-Ахмед-Паше захватить Каффу. 31 мая 1475 г. к берегам Крыма подошла турецкая эскадра, с кораблей которой на берег высадилось семьдесят тысяч солдат. Первоначально турецкие войска осаждали Каффу — столицу генуэзских колоний на Черном море. После пятидневного сопротивления предатели открыли ворота города туркам. Султан принудил 500 латинян Каффы эмигрировать в Константинополь, а остальные христиане были проданы в рабство. С падением Каффы судьба всех генуэзских колоний в Крыму была предрешена. В конце 1475 г. турками была захвачена Солдайа. Но в отличие от Каффы, ее жители до конца мужественно защищали свой город. Последние его защитники закрылись в одной из самых больших церквей города и продолжали сражаться. Турецкие солдаты были вынуждены обложить здание хворостом и поджечь его. Только тогда защитники города прекратили сопротивление, задохнувшись от дыма. Находясь под властью Османской империи Сугдея стала центром судебно-административного округа — кадылыка, охватывавшего южное побережье Чёрного моря до современной Алушты включительно. Местные жители не покинули город и продолжали жить на его территории. По переписи 1542 г. в здесь проживало 248 греческих, 27 армянских и 24 мусульманские семьи. Для защиты крепости турки разместили в ней гарнизон, состоящий всего из 10 человек. Этого количества солдат едва хватало для защиты полуразрушенных стен. В первой половине XVII в., когда в Крым стал ареной походов донских и запорожских казаки, жители города в страхе перед военной опасностью разбежались по окрестным деревням, находившимся вдали от побережья. Турецкий путешественник Эвлия Челеби, посетивший Сугдею во второй половине XVII в. уже не застал здесь ни одного мирного жителя. Он увидел только 50 турецких солдат, которые должны были наблюдать за передвижением казацких судов-чаек. В турецкий период в городе было построено две большие мечети, одна из которых находилась в центральной части крепости и называлась Аджу-Бей-Джами. Ее фундаменты открыты археологами в 1991 г. В 1771 г., во время первой (1768–1774 гг.) русско-турецкой войны, отряд русских войск без боя занял Судак. А в период между первой и второй (1787–1792 гг.) русско-турецкими войнами, в Судакской крепости был размещен гарнизон, состоявший из подразделений Кирилловского Новгородского полка. Он должен был защищать город, отошедший к Российской империи, от возможного нападения турецких войск. Во время строительства пяти казарм для этого гарнизона были окончательно разрушены сохранившиеся к тому времени на территории крепости постройки. Гарнизон простоял в Судаке до 1816 г. На месте “Кирилловских казарм” установлены две пушки, имеющие свою особую историю. Во время Крымской войны в 1854 г. в море, ввиду Судака, двумя английскими линейными кораблями был потоплен русский фрегат. За спасение команды корабля, казны и артиллерии начальнику судакского порта Паскевичу командиром затонувшего фрегата были подарены два орудия, которые, прежде чем попали в музей, украшали вход на его дачу. В 1813 г. в ближайших окрестностях Судакской крепости начинается строительство немецкой колонии. Жители колонии добывали строительный камень на территории крепости. Разбирались не только руины построек, ещё различимых внутри периметра крепостных стен, но и крепостные стены и башни. Уже к середине XIX в. некоторые фортификационные объекты находились в аварийном состоянии. С 1868 г. земельный участок с крепостью, ввиду его большой научной ценности, был передан Императорской археологической комиссии, а наблюдение за состоянием памятника было поручено Одесскому обществу истории и древностей. Общество командировало в Судак комиссию, которая составила описание развалин и по возможности предпринимала посильные меры для поддержания в нормальном состоянии наиболее аварийных объектов. К 80-м годам ХIX в., особенно после землетрясения, многим постройкам, в том числе Консульской и двум привратным башням, грозило разрушение. В связи с этим в 1890 г. член Одесского общества и Таврической ученой архивной комиссии, военный инженер, историй и страстный любитель крымских древностей А. Л. Бертье-Делагард на собственные средства произвел ремонт Судакской крепости


 
ShedrinДата: Вторник, 05.06.2007, 12:52 | Сообщение # 5
Администратор
Группа: Злобный клоун
Сообщений: 2915
Статус: Offline
В 1783 году Судак вместе со всем Крымом отошёл к Российской империи. В результате последовавшей за этим массовой эмиграции крымских татар (христианское население было выселено из Крыма по приказу Потёмкина ещё в 1778 году) город практически полностью обезлюдел и превратился в небольшой посёлок. По переписи 1805 года в брошенном городе проживало всего 33 человека. В 1804 году здесь открыта первая в России школа виноделия. Вновь статус города Судак обрёл только в 1982 году.

Динамика численности населения
1805 — 33 чел. (все крымские татары)
1926 — 1 877 чел. (742 русских, 418 крымских татар, 298 украинцев, 110 немцев, 95 армян, 65 греков, 45 белорусов, 27 евреев, 23 чеха, 7 болгар)
1939 — 3 247 чел.
1966 — 8 100 чел.
1989 — 15 316 чел.
2001 — 15 050 чел.

Достопримечательности
хорошо сохранившаяся генуэзская крепость XI—XIV вв.
курортная архитектура XIX века
впечатляющие природные пейзажи
открывшийся в 2003 аквапарк


 
Journey on Sudak / Путешествие по Судаку » The general / Общая » Все о Судаке » История Судака
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: